Преподаватель философии ВШЭ, редактор раздела «Мнения и комментарии» «Новой газеты» Кирилл Мартынов, который сам себя называет главным специалистом по «селфи», а также подвижником нового стоицизма, рассказал в рамках «философской школы» в Перми о том, как побороть зависть и тревогу.

Однажды, изучая литературу по аналитической философии, я нарвался на одного американского профессора — Уильяма Ирвина. Таких профессоров много в Америке, но от обычных он отличался тем, что совершил интересный интеллектуальный ход, когда ему стукнуло 50 лет (в США именно к этому моменту случается «кризис среднего возраста», и американцы покупают себе дорогой автомобиль, заводят молодую любовницу и т.д.). Ирвин, занимаясь аналитической философией (главный тезис которой гласит: всё, что может быть сказано, может быть сказано ясно), к 50 годам понял, что эта философия полностью самоустранилась от вопроса о том, как нужно жить. Как отличить поступки, которые ведут меня к хорошей жизни, от тех, которые к этому не ведут.

Нормальный образованный западный человек в этом случае обычно обращается к буддизму. Ирвин попробовал пойти этим же путём, но у него ничего не получилось. Буддизм оказался для него слишком неясным и мистическим. В конечном итоге он вспомнил про замечательную традицию западной философии, насчитывающую более двух тысяч лет, — стоицизм.

стоикиОказывается, внутри западной философии под слоем классической философии и христианства закопан настоящий клад, мощнейшая школа. Именно стоики впервые разработали знакомый многим образ философии, сравнив его с деревом. Где корни — это логика и теория познания, ствол — это физика (учение о природе вещей, о том, как устроен мир), плоды — это этика (учение о том, как должен вести себя человек и как быть счастливым).

Сегодня возник проект нового стоицизма (modern stoics). И вот я приехал в Пермь, где, возможно, окажусь первым стоиком. Быть им в Москве может любой дурак. А вы попробуйте оставаться стоиком в Перми, где я уже успел замёрзнуть, упасть, принести воду, чтобы попить чай. Вообще, как только приезжаешь в Пермь, то сразу понимаешь, что ты стоик.

В качестве центрального можно выделить следующий тезис стоиков, который может оказаться ценным в современном мире: человек может контролировать себя и свою жизнь при помощи своего разума. Такой контроль возникает благодаря тренировке собственного разума с использованием специальных техник. Так, шаг за шагом, можно взять под контроль свои эмоции и научиться лучше пользоваться собственным разумом. В итоге следует вывод: то, насколько вам хорошо в мире, зависит не столько от этого мира, сколько от того, как мы относимся к нему или к конкретной ситуации. Или от того, насколько разумный вы человек.

Стоики считают, что наш разум настолько могуществен, что может действительно избавить нас от страданий. Но при этом не нужно уходить от мира или вести аскетичный образ жизни. Наоборот, сверхзадача стоиков состоит в том, чтобы идти в мир, занимать в нём активную позицию. Говоря их языком: «следовать своему долгу». И через действие, через выполнение долга можно достичь состояния покоя разума, которое среди стоиков принято называть атараксией. Для меня оно определяется как деятельное бесстрастие. Когда мы стремимся к подавлению дурных эмоций, чтобы достичь радости и счастья.

На пути к атараксии

В современном мире радость нам предлагается извлекать из гедонизма. Стоики не против гедонизма, роскоши и удовольствия. Но считают, что удовольствие мы получаем не от удовлетворения своих желаний, а от того, что мы ими управляем, а порой даже ограничиваем. Гедонизм, таким образом, сомнителен не потому, что аморален, а потому, что не приносит настоящего удовольствия. Ведь от каждого последующего кванта гедонизма мы получаем всё меньше пользы. Например, мне бы хотелось спать дома, но вместо этого я поехал в Пермь в пять утра. Ведь в городе проходит «Зимняя философская школа», а я вроде как философ, и долг зовёт меня здесь выступить. Потом я понимаю, что это был правильный выбор, хотя мне очень хотелось спать.

Стоики говорят, что есть два главных препятствия на пути к атараксии: тревога и зависть. С завистью всё более-менее понятно, поэтому остановлюсь подробнее на тревоге. Можно построить целую иерархию тревог, ведь нас беспокоит не что-то одно, а сразу множество факторов. Стоики давно обратили на это внимание, в частности, Эпиктет говорил, что заяц не боится, что его убьют охотники, пока они не пришли. Люди, благодаря воображению инвестировали свой разум в то, чтобы постоянно нервничать, столь глупо распорядившись своим разумом.

Оптимист говорит, что стакан наполовину полон. Пессимист, что он наполовину пуст. А стоик думает: хорошо, что мы живём в мире, где вообще есть стакан

Что с этим можно сделать? Стоики предлагали бороться с этим с помощью определённых техник. Первая из них — негативная визуализация. Она направлена на борьбу с завистью. Представим, что вы студент-первокурсник и поехали на «посвят», где отвратительная еда, алкоголь, непонятные люди, дрянная погода. Это совсем не то, как бы вы хотели провести молодость, и в ходе этого мероприятия вы промочили ноги. Стоики бы сказали на этот счёт следующее: давайте исходить из худшего варианта. У многих людей вообще нет ног, и они не могут их промочить. Поэтому нужно радоваться тому, что у нас есть такая прекрасная возможность.

Вторая техника позволяет бороться с тревогой. Новые стоики называют это дихотомией контроля. Нужно поделить все вещи на контролируемые и не контролируемые нами. Волноваться не нужно как по поводу первых (необходимо просто пойти и сделать всё, от нас зависящее), так и по поводу вторых (ведь изменить их всё равно не в наших силах). Конечно, есть вещи, которые не попадают в эти две категории. Тогда дихотомия контроля, чтобы окончательно купировать тревогу, дополняется идеей менеджмента целей. По мнению стоиков, цели должны ставиться таким образом, чтобы полностью зависеть от нас. Например, когда мы сдаём экзамен, то цель должна заключаться не в том, чтобы получить высший балл (ведь это может зависеть не только от нас, но и от настроения преподавателя и т.д.), а сделать всё, от меня зависящее, для этого. Вооружившись этими двумя ключевыми техниками, по мнению стоиков, мы и можем тренировать свой разум.

_MG_8098

Стоики против нытья

Есть ещё одна проблема сегодня — институционализация нытья, самой известной формой которого является психоанализ. Он призывает нас раскрыться миру, говорит: «давай обнимемся». Это полностью противоречит тому, что говорят стоики, которые призывают избавиться от потребности перед кем-то ныть. То есть современный мир подталкивает нас к тому, чтобы выговориться, а стоики предлагают обойтись без этого. В своём пределе человек настолько крут, что просто не нуждается в этом.

Примечателен забавный силогизм новых стоиков: если ты стоик, то точно не «лузер». Ведь «лузер» — это не тот, кто мало зарабатывает, а тот, кто принимает мнение других людей о том, что он недостаточно успешен. Если ты стремишься к тому, чтобы в принципе не зависеть от подобных систем оценки (как делают стоики), то ты по определению не можешь быть «лузером». Хотя среди стоиков всегда были и богатые люди, достаточно вспомнить римского императора Марка Аврелия, который писал философские трактаты в стол.

Интересно поместить стоика в условия общества потребления. Давайте доведём ситуацию до абсурда и представим, что все вдруг стали практиковать стоицизм. Современная экономика в этом случае бы рухнула. Люди бы приходили в торговые центры и получали извращенное удовольствие от понимания того, сколько вокруг не нужных им вещей.

Что вообще нового в стоицизме сегодня? Дело в том, что в эпоху античности быть стоиком означало и веру в определённое устройство мира (пылающий огонь, в котором вселенная всё разгорается, затем затухает, а потом всё повторяется вновь, в том числе и эта лекция). Новый стоицизм заключается в том, что можно быть стоиком, но при этом не верить в Зевса, не считать, что вселенная — это раз за разом прогорающий логос. Новый стоицизм предлагает заменить их теорией эволюции и теорией относительности. Сверхзадача — поместить эту антирелигиозную и анимистическую этику в контекст современного мировоззрения.

Можно задаться вопросом: являются ли стоики эгоистами. Скажу, что в конечном счёте все мы эгоисты, поскольку стремимся к счастью. Но внутри нашего счастья находится место для долга и заботы по отношению к тем людям, которые важны для нас. И наш фундаментальный эгоизм в виде стремления к счастью как раз призывает заботиться и защищать других людей.

_MG_8048Стоику не нужно открещиваться и от массовой культуры. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы стоик, например, смотрел какой-нибудь популярный сериал. Но при этом он должен быть способен остановить его просмотр в самый интересный момент, демонстрируя тем самым свою силу воли.

Немаловажной проблемой сегодня являются небывалые объёмы информации. Все мы живём в условиях переходного периода, глобальной трансформации человека, когда ещё недавно он жил в условиях дефицита информации, а теперь мы наблюдаем её переизбыток. Справляться с ним мы ещё не научились. Но я не сторонник ограничения информации (того, чтобы устраивать себе т.н. информационный детокс), а разумного её потребления и использования. Тут уместно сравнение с едой. Когда-то сладкие и жирные продукты были очень дефицитными. И в естественной среде человек старался съесть такой пищи как можно больше, потому что она была очень калорийной и хорошо утоляла голод. Сегодня, когда мы живём в некотором изобилии подобных продуктов, они могут вредить нам, и мы стараемся контролировать потребление сладкого и жирного. Думаю, с информацией будет также. Но здесь важно, как человек аргументирует для себя ограничения в потреблении информации. Если говорится, что у меня уже мозг забит настолько, что ничего не понятно, то это плохой аргумент. Нужно оперировать более утончёнными вещами. Например, думая о том, стоит ли оставлять «коммент» в facebook или бесконечно листать ленту новостей в соцсетях, можно вспомнить одну книгу: «За стеной фильтров. Что Интернет скрывает от вас» Эли Паризер. В ней дана очень убедительная критика facebook как площадки, предоставляющей информацию по неким коммерческим правилам, выгодным самой социальной сети. Поэтому вопрос не в том, потребляем мы информацию или нет, а в том, как мы умеем эту позицию для себя обосновать.

Фото www.phototimes.ru