-AV8z57Lkpo

В Перми состоялся очередной межрегиональный форум мусульманской культуры. О состоянии российского ислама и причинах его радикализации рассказала кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Танзила Чабиева.

Нынешний Кавказ является очень выпуклой границей исламского мира, в то же время он выступает его плацдармом. Для арабского мира Кавказ долгое время был привлекателен. Но исторически сложилось так, что регион сам вплоть до второй половины XX века не принимал арабский мир, но после периода советского атеизма пришлось обращаться за знаниями ислама к арабам. Именно с длительным периодом атеизма связан настоящий ренессанс ислама на Кавказе. Основной его тенденцией сегодня является разделение на традиционный и радикальный.

Остановлюсь подробнее на их характеристике. Традиционный или народный ислам называется таковым, потому что в момент своего распространения среди определённого этноса он накладывался на местные традиции и обычаи. В свою очередь нетрадиционный, или ортодоксальный, ислам выступал категорически против местных традиций и особенностей, заявляя о необходимости чистоты религиозного содержания. Очевидно, что такие взгляды, как правило, бывают радикальными.

Если посмотреть, какие формы ислама бытуют среди различных этносов в России, то среди татар и башкир преобладают традиционные формы ислама. Здесь они даже ближе к так называемому светскому исламу. На Кавказе традиционный ислам имеет свою особую форму — суфизм, который предполагает мистическое познание Бога. В нём существует специальная духовная практика — зикры — особые песнопения и ритуальные танцы, движения, которые повторяются членами определённого братства. Всё это сопровождается многократным повторением сакральных формул Корана. Вообще ислам на Кавказе очень мозаичен. Тот же суфизм разделяется на тарикаты — пути познания Бога. Самым распространённым из них в России является кадирийский. Он является наиболее либеральным направлением в исламе. Представители более высоких социальных слоёв мусульман, в том числе интеллектуалы, входят в тарикат под названием накшбандия. Он является очень закрытым, и попасть в него непросто, даже располагая богатством и влиянием. Тарикаты — это самое масштабное разделение внутри суфизма, затем происходит разделение на братства. Члены братства являются последователями конкретного шейха (учителя) и имеют собственные ритуальные практики.

Перейду к радикализации ислама. Повторюсь, радикальные веяния среди мусульман на Кавказе связаны с религиозными ограничениями в советский период. В итоге число людей, считавших себя носителями религиозности и уполномоченных транслировать её, неуклонно сокращалось. А в момент ренессанса ислама на Кавказе эти люди снова стали нужны. Но получить религиозное образование теперь можно было только в арабских странах. Однако сам ислам там другого характера и является более радикальным. Когда после обучения из этих стран стали возвращаться новоиспечённые имамы и мулы, то их взгляды не сопоставлялись со взглядами традиционных мусульман, проживающих на Кавказе. В результате молодёжь, получившая религиозное образование за рубежом и не нашедшая себе места на Родине, снова уезжала в арабские страны, либо начинала вести борьбу здесь. В этот момент и начался кризис исламской культуры в российском обществе, который мы наблюдаем и по сей день.

При этом на Кавказе остаются застарелые этнические конфликты, например, между ингушами и чеченцами. Ислам иногда сглаживает эти противоречия, но решить их окончательно пока не получается.

Тем самым в исламе усиливаются различия, но не находится общего знаменателя. Более того, попытки вести диалог также редко бывают успешны, за исключением ситуаций, когда затрагиваются и ущемляются права самих мусульман. Впрочем, сближение традиционалистов и радикалов можно наблюдать и там, где они не являются преобладающей группой населения, особенно это заметно в мегаполисах. Примечательно, что мусульмане, проживающие в городах, зачастую демонстративно совершают религиозные обряды, что порой превращается в некое показательное выступление. Это объясняется тем, что сами мигранты-мусульмане отвыкли от повседневной религиозной практики и отправляют религиозные обряды в определённые периоды времени, например по большим праздникам. Именно крупные города сегодня становятся оплотами исламского радикализма. В России это Санкт-Петербург и Москва. С одной стороны, радикалы здесь могут легко раствориться и остаться незамеченными, а с другой — в городе проще коммуницировать друг с другом.

Но традиционный ислам не уступает своего места и значения на Кавказе. Это заметно по возрастающему влиянию муфтията, который поддерживается республиканскими властями. Нужно понимать, что радикальные исламские взгляды стирают и культурные особенности отдельных народов Кавказа. Те же ортодоксальные мусульмане категорически против зикра и, например, столь распространённого на Кавказе обряда умыкания невесты.

Ещё одной тенденцией, наряду с глобализацией, сегодня является исламизация. На данный момент мусульманская умма (религиозная общность мусульман всего мира) пополняется также и за счёт неофитов, то есть людей другой культуры, которые принимают ислам. Всё это характерно и для России.

В целом можно сказать, что ислам на Кавказе пока не представляет угрозы для российского общества. Сейчас всё внимание переключилось на события на Украине. Единственное, что ярко проявляется сегодня в российском исламе — это появление новых шейхов — авторитетных лиц, которые в своих взглядах совмещают традиционный, радикальный и политизированный ислам. Сейчас общая позиция такова, что вопрос ваххабизма на территории российского Кавказа так или иначе решён.