Современники называли Павла Николаевича Серебренникова (1848–1917) «дедушкой пермского прогресса». Историей об этом удивительном враче, общественном деятеле, подвижнике культуры мы открываем рубрику о людях, чей характер определил жизнь края.

Всю жизнь Павел Николаевич посвятил служению людям: лечил, учил, просвещал, помогал, воспитывал, развивал медицину, науку и образование. Серебренников вёл огромную благотворительную деятельность и умел подвигнуть на неё других. Сотрудничая с представителями местной интеллигенции, он основал в Перми Научно-промышленный музей и был инициатором строительства дома для Богородицкой школы. Благодаря его стараниям в городе были созданы: Пермское общество помощи слепым, общество бесплатной библиотеки-читальни, две дешёвые столовые для народа (в которых обеды стоили от 6 до 12 копеек), Воскресная школа для взрослых. Он помогал талантливой бедной молодёжи получить образование.

Сердце доктора было так велико, что вмещало в себя множество чужих бед, горестей и болезней. Павел Николаевич бесплатно лечил бедняков, принимая их у себя дома. Серебренников организовывал новогодние праздники для детей из бедных семей с раздачей подарков, на которых собиралось до 2000 ребят. Он же был организатором бесплатных праздничных обедов для бедных, живущих в пригородах Перми, на которых собиралось до 1500 человек.
Уважение пермяков к Серебренникову было очень велико. Однажды пролётку, в которой находился Павел Николаевич, остановили грабители. Узнав Серебренникова, они незамедлительно его отпустили.
Сохранилось свидетельство, выданное Серебренникову Училищным советом при Святейшем правительствующем Синоде 28 мая 1897 года. В документе отмечаются особое усердие и ревность в деле благоустроения Пермской женской Богородицкой церковно-приходской школы и сообщается о награждении Павла Николаевича Святой Библией (ГАПК, ф. 598, оп. 1, д. 305).

Портрет-П.Н

В музее «История Богородицкой школы» (ул. Пермская, 55) хранится экспонат — поздравительный адрес для Серебренникова, подписанный педагогами училища слепых, датируемый 1901 годом. Приведём фрагмент поздравления: «…в нынешний торжественный день Вашего юбилея хотелось бы охарактеризовать плодотворность Вашей деятельности, как поборника за народное здравие и образование и как друга обездоленной нищеты и бедности. Но Вы так много сделали в этом отношении, что в немногих словах всего высказать нельзя. Поэтому я ограничусь тем, что укажу лишь на училище слепых. Ему удачно было положено основание, оно, несомненно, успешно развивалось во всё время своего существования, но за последние четыре года, когда Вы приняли на себя вместе со званием и заботы попечителя этого училища, оно в учебно-воспитательном отношении, на виду у всех, сделало гигантский шаг вперёд. Это признаёт и центральное Попечительство о слепых. Чем объяснить такое совпадение? Да, несомненно, Вашей счастливой способностью удачно объединять нужных людей и зажигать в них святую искру любви к ближним, которых Вы сами так много любите. Пусть же эта редкая и дорогая особенность сохранится в Вас ещё на многие, многие годы…».

В годы Первой мировой войны Серебренников организовал и возглавил госпиталь на сто коек при Пермской казённой палате. Раненые солдаты чувствовали здесь чуткое и доброжелательное отношение к себе, обучались грамоте, читали книги и газеты, многие впервые самостоятельно написали письма своим родственникам. Пациенты называли Павла Николаевича «отцом родным», а когда он сам заболел, послали ему письмо, в котором были такие строки: «От всей нашей шестой палаты раненых братьев шлём Вам свой привет и желаем Вам от чистого нашего сердца скорого выздоровления на многие лета. Ждём Вас со дня на день. Очень мы по Вас скучаем и просим Вас по выздоровлении посетить нашу палату. Когда мы удостаиваемся Вашего посещения, все наши братья смотрят веселей, а от этого идёт скорее наше выздоровление…» (ГАПК, ф. 598, оп. 1, д. 80).
Первой женой Павла Николаевича была Евгения Павловна Серебренникова (Солонина). Она была выдающимся врачом-офтальмологом своего времени, имела известность в российских медицинских кругах и часто публиковалась в научных журналах. C 1885 года она вела амбулаторный приём в губернской Александровской земской больнице. По её инициативе впервые в России в 1886 году открылось глазное отделение при земской больнице, которое она возглавила и заведовала им до конца своей жизни. Супруги Серебренниковы были достойны друг друга. Они прилагали совместные усилия для открытия в Перми училища для слепых детей. В 1891 году чета Серебренниковых усыновила мальчика Вадима, который, повзрослев, как и отец, стал врачом. Он прожил большую часть своей жизни в Ташкенте и посвятил себя борьбе с туберкулёзом. Им был создан противотуберкулёзный диспансер, которому позже было присвоено его имя. В 1934 году Вадим напишет: «Глубоко уважаю и чту память покойного отца моего Павла Николаевича. Исключительно ему я обязан в том, что моя жизнь протекает не без пользы для общества и государства. Пример его жизни, воспитание и образование, которые он мне дал, дают мне возможность честно выполнять долг гражданина и человека» (ГАПК, ф. 598, оп. 1, д. 362, л. 1).

В годы первой русской революции Серебренников активно участвовал в общественно-политических событиях. В декабре 1905 года, в разгар вооружённого восстания в Мотовилихе, Павел Николаевич отправился в район, оцепленный казаками, чтобы оказать помощь раненым. Из содержания архивных документов известно, что Серебренников был одним из организаторов пермского отделения либеральной партии конституционных демократов в 1906 году. В этой партии было много представителей местной интеллигенции (юристов, врачей, учителей и др.). Кадеты выступали против насильственных социальных переворотов, за эволюционный путь развития общества, обеспечение демократических прав личности, хотя партия и находилась в последовательной оппозиции к политике царского правительства.

20 марта 1917 года сердце доктора Серебренникова остановилось. Множество­ людей­ пришло проводить­ Павла Николаевича в послед­ний путь. 20 сентября 1917 года журналист­ «Пермских губернских ведомос­тей» писал: «В переживаемое нами тревожное время, когда кругом горят партийные страсти, когда в великой борьбе измученная страна обретает своё право на дальнейшее существование, когда выдвинуты лозунги, из которых каждый претендует на абсолютное обладание истины, — в такое время весьма трудно сделать верную оценку человека… Но ведь, кроме бесчисленных политических платформ, есть ещё одна платформа — общечеловеческая. И вот с этой точки зрения стоящих на этой платформе я попытаюсь в общих чертах выяснить ту ценность, какой, несомненно, явилась жизнь Павла Николаевича…».

 

Андрей Маткин, старший преподаватель кафедры всеобщей истории ПГГПУ по материалам Леона Кашихина