Людмила Сахарова: Стальная леди Прикамья

Славой Пермского края мы прежде всего обязаны людям с великим пермским характером, и в нашей истории мужчин с таким характером немало. А вот среди женщин такой характер был, наверное, только один: Людмила Павловна Сахарова. В начале 1970-х годов она распахнула пермскому балету двери в мир, и наш балет стал одним из самых блестящих российских культурных брендов. Сахарова была великим балетным педагогом. В этом году отмечается 70-летие Пермского хореографического училища, 11 ноября — концерт, на юбилей съедутся гости со всей России и многих стран. Среди них — выпускники Сахаровой, для которых она — счастье, удача и абсолютный пример отношения к искусству и профессии.

…Моя сестра Алёна поступила в Пермское хореографическое училище в 1966 году. Могла и не поступить, потому что конкурс был гигантский, а природные данные у неё не выдающиеся. Но класс набирала Сахарова, а она видела в десятилетних девчонках что-то большее, чем «взъём, выворотность и шаг». Через годы, когда Алёна стала первой артисткой омского балета, получившей звание заслуженной артистки РСФСР, Людмила Павловна сказала мне: «Я посмотрела Ленке в глаза и поняла, что она готова страдать, и взяла её в класс».

Восемь лет я видела, через какой труд, какие муки и страдания идут к своей профессии эти изначально прутики-травиночки, принятые в балетную школу. Сахарова была не просто потрясающе талантливым педагогом, она была человеком, одержимым своей профессией. И, разумеется, она была объектом зависти: это у нас — обязательный атрибут признанной гениальности. Злопыхатели шипели: «Сахарова изначально изыскивает в свои классы звёзд!». Какую гарантированную звёздность можно враз углядеть в этих сплошь острых локтях-коленках? С египетским терпением она вытаскивала звёздные лучики из своих мальков, оттачивала и полировала их. Она учила детей балету с 1956 года и непрерывно сама училась своей профессии. И поэтому победа 16-летней Нади Павловой на международном конкурсе балета в Варне была результатом перехода количества труда Сахаровой в качество мастерства её ученицы. Вскоре после конкурса моя сестра рассказала о том, каково было лауреату Павловой после этой победы.

…Шёл очередной урок. Всё началось, как обычно, с разминки у станка. Сахарова пристально смотрела на Павлову и вдруг резко полоснула воздух: «Тяни ногу!». И так — трижды за пять минут. А потом был «разгон»: «Думаешь, ты звезда?! Заруби себе на носу: на сцене ты можешь быть хоть сто раз примой, но в классе ты — ученица! И если ты не будешь чувствовать себя ученицей в классе, никакой примой не станешь, и эта твоя ПРОШЛАЯ победа будет случайной! Это всем понятно?..» Моя сестричка недавно сказала, что этот урок весь класс усвоил на всю жизнь. Прежде всего Сахарова в своих учениках ковала характеры.

d002_urok_sakharovoj

Однажды Людмила Павловна сказала, что «разных» характеров не бывает: характер или есть, или его нет. Характер — это вера в свои силы, терпение и движение вперёд, невзирая ни на что. Она хотела, чтобы у нашего хореографического училища была своя сцена, и добилась этого, причём сопредельно со зданием. А это — центр города, центрее не бывает, золотая жила для бизнеса. Но там стоит сцена училища и в её фундаменте — характер Сахаровой. Она хотела видеть своих учениц в лучших партиях лучших театров и добивалась этого, она была потрясающе амбициозной личностью с действительно стальным характером.

Выпускниц Сахаровой театры СССР разбирали ещё за год-два до выпуска, писали заявки, и мою сестру пригласил Горьковский театр оперы и балета. А Сахарова сказала: «Уезжай в Омск, в театр оперетты. Там будет построен большой музыкальный театр с балетной труппой. На самом деле ты — актриса лирическая, но до Жизели и Джульетты тебе надо дорасти. Работай. Ты сможешь, у тебя характер балерины». Десять лет моя сестра работала артисткой балета театра музыкальной комедии. Две репетиции в день по два часа каждая, в полную ногу, до десятого пота ради трёхминутного танца-апаш в «Весёлой вдове». А в голове — голос Сахаровой: «Тяни ногу!». Замечательный омский педагог-репетитор Тулупова говорила: «Вот если бы все в стране работали, как сахаровские выпускницы, у нас уже давно был бы коммунизм».

Всё получилось, как сказала Сахарова: Алёна получила звание и исполнила практически все сольные балетные классические партии, о которых только может мечтать балерина. А её Кончита в «Юноне» и «Авось» на четверть века сделала этот балет Рыбникова культовым спектаклем омского студенчества. Десять лет назад Алёна сообщила, что она наконец-то дожила до «Дон Кихота». И извиняющимся тоном добавила: «Правда, у меня только вторая женская роль — уличной танцовщицы…». Я встретилась с Людмилой Павловной и рассказала ей об этом. Она некоторое время молча постояла у окна: «В пятьдесят лет — «Дон Кихот»? Скажи Елене, что я горжусь ею». И для сестры это было высшей похвалой. «Ну, сестричка, у тебя и характер!» — сказала я. «Это характер Сахаровой, я только её ученица», — ответила она.

…После годовых экзаменов по профессии в хореографическом училище — как раз день рождения моей Алены. Каждый год в этот день весь её класс часа два молча ел у нас дома, и эти тростинки превращались в дракончиков. А вскоре — снова станок и грозный сахаровский вопрос: «Ну? Сколько наели?». И снова синяки на бёдрах от сахаровских шлепков: «Тяни ногу!», и полоски на спинах «сахаровских бурундуков» от её безупречных ногтей: «Тяни спину!». И хорошо, если хотя бы раз в год услышать: «Молодец. Хорошо работаешь».

При таком стальном характере для женщины самое сложное — быть и оставаться женщиной. Сахарова была истинной леди и в то же время изумительной хозяйкой, мамой двух детей и редкой искусницей — она просто гениально умела вязать на спицах и крючком. А ещё Людмила Павловна была очень верным и строгим товарищем для своих друзей. Этой чести удостаивались единицы, а поклонников её таланта она держала на длинном поводке, потому что на дух не терпела славословия.

И меня особенно восхищала отстранённость Сахаровой от власть предержащих. Она всегда была не более чем холодно-вежливой с ними. А они, стоя перед ней, «тянули спины». Характер или есть, или его нет. У Людмилы Павловны Сахаровой был великий пермский характер.

Ирина Колущинская

Фото: www.balletschool.perm.ru