В Перми с публичной лекцией выступил учёный-арабист Дамир Шагавиев. Он рассказал о радикальных течениях в исламе. «Пермская трибуна» приводит основные выдержки его выступления.

Кто может толковать ислам?

Если человек не является архитектором, то он не может построить здание, если он не врач — то не сможет сделать серьёзную операцию, если не инженер — не сможет построить мост. Точно так же и в случае работы со священным текстом — Кораном. Толковать ислам могут только специалисты, которые проходят подготовку. Некоторые учатся этому всю жизнь. И это говорит о том, что толкование священных текстов — абсолютно не для всех. Есть люди, которые имеют право толковать эти тексты. Этот человек, например, имам хатыб, муфтий.

У нас муфтием принято считать лидера мусульман. Но это не так: муфтий — это в первую очередь специалист в области шариата. К нему можно обратиться с вопросом, он отвечает, даёт свой вердикт. Есть шариатский судья. Разница между ними в том, что вердикт муфтия несёт рекомендательный характер, а вердикт шариатского судьи — обязательный для всякого мусульманина.

Тот, кто имеет полноценную картину по священной книге, полностью охватывает своими знаниями изречения пророка Мухаммеда, обладает методологией толкования шариатских текстов, может их толковать. Простой человек, который прочитал две-три книги о Коране, не может выступать от лица священной книги и пророка Мухаммеда. И мы не должны серьёзно воспринимать слова таких людей.

И что очень важно — у такого человека должна быть адекватная связь с действительностью. Он принимает решение соответственно времени и месту. Например, муфтий может давать разные ответы на один и тот же вопрос: всё зависит от условий и времени, когда этот вопрос был задан, от обстоятельств, в которых находится конкретный человек. Специалист по шариату обычно всё это учитывает. Я не имею в виду какие-то очевидные вещи. Никто не может отменить пятикратную молитву, положения, к примеру, связанные с одеждой мусульманки. И муфтий здесь ничего сделать не может, он только объясняет эти положения. Но есть очень много новых, современных вопросов, где муфтий принимает решение.

Основополагающие аяты

Я бы хотел напомнить о некоторых аятах (законах) Корана, о которых мусульманин всегда должен помнить. Всевышний говорит в Коране: «Вы ниспослали себя, лишь как милость для миров». То есть пророк Мухаммед пришёл в этот мир не для того, чтобы вести какие-то войны, а он пришёл как милость для миров. Война — это самая крайняя необходимость. Милость — это доведение благ до людей, доведение учения о едином Боге.

Ещё один очень важный аят гласит о том, что нет принуждения в религии. Ни один мусульманин никого, даже своих детей, не может заставить принять ислам. К пророку Мухаммеду приходило много людей, и он отвечал: вы можете увещевать, но заставить — не можете.

Другой аят напоминает нам, для чего человек пришёл в эту жизнь. Люди и джины (а мусульмане верят в параллельный мир) пришли в этот мир, чтобы поклоняться Всевышнему. Это означает, что люди должны познавать Всевышнего, его знамения. И никаких других целей нет.

Есть аят, гласящий, что все люди разные, они созданы мужчинами, женщинами, народами, племенами — для того, чтобы друг друга узнавать, помогать, но никак не для того, чтобы убивать. И у Корана много таких аятов, я просто привожу лишь некоторые, чтобы было понятно: ислам не может быть причиной ни терроризма, ни экстремизма.

Примеры неверного толкования Корана

К сожалению, есть такие люди, которые выхватывают отдельные аяты и хадисы из контекста и интерпретируют их по-своему, что не соответствует общим принципам ислама. Хочу привести такой пример неправильного толкования на основе одного известного изречения пророка Мухаммеда. Оно было присуще одной средневековой секте под названием «харитджиты». Хадис гласит: между человеком и верой стоит молитва. Хариджитское понимание приводит к тому, что если человек не молится, то он неверный. А если неверный, то вероотступник, и его нужно наказать. Но мы знаем, что наказание мусульманина может идти только от шариатского судьи или государства. Если мы решим узнать, что говорили по этому поводу пророк, различные богословы, то мы поймём, что отсутствие молитвы — это большой грех, но не отступление от веры. В случае с экстремистами так и происходит: они считают грешника отступником от веры и говорят, что его нужно уничтожить.

Или вот ещё. В хадисе говорится: «Мне было приказано сражаться с людьми, пока они не примут Бога». Находятся те, кто говорит: «Мы будем сражаться, пока не останется ни одного неверного». Но нужно обратить внимание на то, что это пророк говорит: «Мне было приказано», но он не говорит: «Вам было приказано». Но на это люди почему-то не обращают внимания. И потом, «сражаться» — это совсем не значит «убивать».

Этот хадис появился в связи с историей вероломного нападения аравийских язычников на пророка Мухаммеда. И Всевышний разрешал мусульманам защищаться от язычников, которые решили покончить с пророком Мухаммедом и с его новой религией.

Но то, что среди нас, мусульман, живут представители других религий, не означает, что к ним нужно враждебно относиться и что мы должны их уничтожать. При пророке Мухаммеде в Медине также проживали представители других религий. И между ними был договор. И если никто не нарушал договорённостей, то никаких проблем не возникало. Например, в Афганистане есть такой народ — кяферы, что в переводе означает «неверный». Они исповедуют индуизм. Но они там живут, и им никто ничего не делает, и они всегда находились под защитой афганских мусульман. И их никто никогда не трогал, даже когда туда пришли представители Аль-Каиды (запрещена в России).

_MG_1959

Что такое джихад?

Джихад происходит от глагола «джихада», что означает «предпринимать какие-то усилия». И, по сути, всё, что требует каких-то максимальных усилий от человека, можно назвать «джихад». Например, с точки зрения шариата, если человек с трудом встаёт в три часа на утреннюю молитву, то для него это уже джихад. Но, к сожалению, некоторыми мусульманами джихад воспринимается исключительно как военные действия, как война с неверными.

Однако пророк Мухаммед очень чтил аят, где говорится о том, что при сражении нельзя уничтожать мечети, церкви, монастыри, синагоги. То есть мусульмане только защищаются, если на них напали. И при этом они защищают не только мечети, но и храмы, церкви, синагоги и монастыри. И нет такого понятия, как война с неверными. Джихад — это преодоление препятствий и устранение вражды.

То есть мне, как мусульманину, не важно, какой религии человек, который на меня напал или уничтожает мою семью, или напал на мою Родину, или забирает моё имущество. Я защищаюсь от него, и я не смотрю, кто он: православный, мусульманин или иудей, а воспринимаю его как вредителя и останавливаю его. Таким образом, война ведётся против вредителя, который нарушает общий порядок. Он может прикрываться любой религией. Но мы будем осуждать его не за религию, а за его действия. И это тоже будет джихад, с точки зрения шариата, потому что я предпринимаю действия, чтобы защититься от такого человека.

Таким образом, «джихад» — это более широкое понятие, чем только «военные действия». И джихад был приписан мусульманам в Мекке. А там мусульмане не воевали, а только увещевали. Многобожники могли их унижать. Но они читали молитвы. Под джихадом в данном случае подразумевается прежде всего проповедь.

И уже в Медине Всевышний ниспослал такой аят: «Не потворствуй неверным, совершай против неверных большой джихад». Однако некоторые мусульмане неверно трактуют слова «не потворствуй», считая, например, что твой начальник не должен быть представителем другой религии. Но это неверное понимание. В аяте под неверными подразумеваются язычники, многобожники. Потому что пророк Мухаммед говорил, что нельзя идти на поводу у многобожников.

Понимание веры разными течениями в исламе

Почему ислам по-разному понимается мусульманами? Я хочу показать корни проблемы. Есть несколько течений в исламе. Это сунниты, хариджиты и мурджииты. Сунниты — это представители традиционного ислама. «Сунна» — по-арабски это традиция пророка Мухаммеда. В исламе есть понятие «суть веры» и есть понятие «полнота веры». Суть веры — это постоянное значение. Она или есть, или её нет. Если человек сомневается в существовании Всевышнего, то у него нет веры. Если он не сомневается, значит, у него вера есть. Нет Бога, кроме Аллаха, а Мухаммед является его посланником. Обобщая, можно сказать, что суть веры — это вера во Всевышнего, вера в пророчество. И если такая вера есть у человека, то он называется верующим. Если к этому добавляется вера в пророка Мухаммеда, то верующий является мусульманином.

Полнота веры, или богобоязненность, как её называют некоторые мусульмане, — величина непостоянная. Если человек совершает благие поступки, то он становится полноценным верующим. Как только он совершает греховные поступки, то свет его веры затухает. Но вера сама по себе остаётся. Даже если он совершил серьёзные грехи — украл, обманул, то он не перестаёт быть верующим. Он выходит из ислама, если только начинает сомневаться в вере, либо её отрицать. Но даже в таком случае простой мусульманин не может назвать человека «неверным», поскольку это функция шариатского судьи, который проводит тщательное исследование вопроса. И некоторые богословы даже уверяют, что сделать это невозможно, поскольку нельзя заглянуть в сердце человека.

Теперь рассмотрим, как понимают ислам хариджиты. Они, в отличие от суннитов, считают деяние частью сути веры. То есть если человек не совершает благих деяний, или же он украл маленький финик, то сразу он объявляется неверным. Для них нет разделения на большие и малые грехи, а человек сразу признаётся неверным, если только он совершил грех. А если он ещё и не признавал этого, то хариджиты его уничтожали. Они убили третьего халифа Усмана, четвёртого халифа Али, и они даже убивали женщин и детей на основании того, что те совершили грех. И последующие поколения мусульманских правителей были вынуждены сражаться с хариджитами, поскольку ничего другого те не понимали.

И другая крайность в исламе представлена мурджиитами. Эти люди, наоборот, считают, что могут совершать что угодно, поскольку уже по определению являются верующими. Проблема в том, что они разрешают себе грехи и поэтому плохо влияют на остальных мусульман. Они спокойно совершают грехи и говорят: «Всё равно на том свете нам всё простится». Мурджииты, конечно, никого не убивали в средневековье. Но не исключено, что среди них может появиться такой человек, который кого-нибудь убьёт и скажет, что это не страшно, потому что он истинный верующий. И, обращаясь к мусульманам, хочу сказать, что и этой крайности надо избегать.

Дамир Адгамович Шагавиев, кандидат исторических наук, заведующий отделом истории общественной мысли и исламоведения Института истории АН Республики Татарстан с 2011 года, старший преподаватель кафедры регионоведения и исламоведения. Окончил международный исламский университет в Малайзии. Сфера научных интересов: ислам в истории и культуре татарского народа, богословское наследие татарских учёных, религиозные течения и группы в исламе, исламское источниковедение.