Эксперты — о последствиях обращения руководства регионального штаба ОНФ к главе государства.

В ходе встречи президента России Владимира Путина с активом Общероссийского народного фронта (ОНФ) 27 ноября сопредседатель регионального штаба ОНФ в Пермском крае Геннадий Сандырев рассказал о фактах давления со стороны региональных властей. Владимир Путин внимательно выслушал и обещал принять меры. Опрошенные «Пермской трибуной» политологи считают, что во всей этой истории губернатор Пермского края навредил сам себе, а с мнением ОНФ необходимо считаться.

«В адрес активистов народного фронта стали поступать звонки от властей, чтобы не допустить нас к выборам на должности сопредседателей ОНФ, что было вызвано, как мы думаем, нашей активной гражданской позицией, так как мы ставим проблемы, не стесняясь, перед органами власти. В ноябре состоялись выборы, но вскоре начались звонки и вызовы в кабинеты чиновников, с предложением о добровольном снятии с должностей. Некоторые активисты не выдержали», — пояснил Сандырев и подчеркнул, что давление до сих пор не стихает.

В свою очередь глава государства отметил: чиновники не должны мешать работе общественников, а активистам не стоит «раскачивать госаппарат»: «У нас нет задачи устраивать „охоту на ведьм“, у нас нет задачи раскачивать госаппарат. В административных органах, в большинстве своём, работают порядочные, дисциплинированные и эффективные люди».

Путин подчеркнул, что общая задача — сделать жизнь людей лучше, а «те, кто не понимает этого, не соответствует тем местам, которые они занимают».

Президент пообещал разобраться со случаем в Пермском крае, но подчеркнул, что необходимо, чтобы административные структуры и руководители всех уровней понимали и не вмешивались в работу фронта. «Ценность вашей работы в значительной степени связана с независимостью вашей позиции. Без неё такое движение, как ОНФ, теряет смысл», — заключил Путин.

Политолог Глеб Кузнецов уверен, что в настоящее время есть «два параллельных пути»: это администрация президента и руководство ОНФ. Точно так же ситуация видится и на региональном уровне: администрации губернаторов и руководство региональных отделений ОНФ как альтернатива административным органам. «Считается, что такое перекрёстное движение является наиболее оптимальным для получения президентом исчерпывающей информации из регионов».

По словам собеседника, власти субъектов, конечно, не хотят, чтобы в отношении них была критика, поэтому хотят взять под контроль деятельность ОНФ на местах, чтобы выпускать в паблик ту часть критики, к которой они готовы. Но администрация президента будет защищать ОНФ от сильного административного давления. А, с другой стороны, уверен Глеб Кузнецов, никто не позволит разрушать государственный аппарат на местах. «Так и задумано, чтобы ОНФ и администрации вцепились друг в друга мёртвой хваткой — выстраивается некий компромисс как система сдержек и противовесов в русском стиле, и никто никому не даст уничтожить одну из сторон. Я бы посоветовал губернаторам терпеть, а руководству ОНФ — не слишком распоясываться в огульном охаивании исполнительной власти субъектов», — подытожил Кузнецов.

Политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев говорит, что ОНФ — очень серьёзная структура. «Активисты ОНФ гораздо чаще встречаются с президентом, чем губернаторы», — говорит политолог. При этом он отмечает, что, несмотря на резкую критику прикамских властей со стороны местных руководителей ОНФ, никаких отставок не будет. «Когда местные власти давят на ОНФ, губернаторы скорее вредят сами себе, поскольку всё это станет известно и приобретёт характер публичного скандала. ОНФ свою работу всё равно сделает. А попытки давления ни к чему не приведут», — сказал Матвейчев.

Политический консультант Константин Калачёв считает, что деятельность ОНФ на местах направлена на изменение отношения чиновничества к бюджетным деньгам. «В числе прочего активисты Народного фронта борются на местах с коррупцией и расточительством. По сути, это попытка через механизмы общественного контроля изменить отношение чиновников к бюджетным деньгам в духе честности, бережливости, эффективности. Самый яркий пример деятельности ОНФ — проект «За честные закупки», который уже ушёл в регионы и теперь спускается в муниципалитеты. В нынешних экономических условиях бюджетные деньги надо тратить гораздо эффективнее, чем это делается некоторыми управленцами», — говорит Калачёв.

В связи с этим, по словам политолога, «вспоминается Пермь и расходы губернатора Басаргина на информационное сопровождение». «Неэффективно и расточительно. ОНФ на это губернатору указывал. И это, и другие вопросы стали причиной конфликта губернатора с ОНФ. А ведь народный фронт — это важная часть политического интерфейса президента, инструмент приведения региональных чиновников в чувство», — отмечает он.

По словам Константина Калачёва, конфликтовать с ОНФ для региональных руководителей себе дороже, это станет «той каплей, которая точит камень». «Жалобы пермских активистов на Басаргина наверняка не останутся без внимания. Но поводом для отставки они не станут. Скорее станут ещё одной каплей, которая точит и точит камень, на котором восседает глава вашего региона», — резюмировал Калачёв.

Политконсультант Людмила Ознобишина считает, что политические последствия от обращения руководства прикамского отделения ОНФ к президенту, безусловно, будут. «Пока Сандырев рассказывал, президент в шутку предложил ему поменяться местами с краевым руководством. Сказано это было, чтоб разрядить обстановку. Но присутствующие в зале смеялись и аплодировали. Особенно позитивно реагировали на эту шутку заместитель главы администрации Вячеслав Володин и руководитель исполкома ОНФ Алексей Анисимов. И хотя закончилось всё достаточно конструктивно, намерением разобраться в ситуации и словами поддержки новым сопредседателям, осадок остался. Политические последствия обязательно будут», — говорит Ознобишина.

По её словам, глава администрации губернатора Анатолий Маховиков «может стать разменной фигурой, которую принесут в жертву». «Поражает способность краевых начальников генерировать на ровном месте конфликты. Теперь пермский ОНФ выглядит как влиятельная организация, хотя до этого времени о каком-то серьёзном политическом весе с опорой на избирателя можно было только мечтать», — отметила собеседница.

Наталья Жукова