_MG_9766

Ирина Колущинская

В этих материалах «Пермская трибуна» рассказала о том, как в Пермском крае возникло «дело о монопольном сговоре», в который по инициативе чиновников краевого министерства строительства и ЖКХ в приказном порядке были втянуты практически все главы муниципальных районов и городских округов. Документально известно, что 2 сентября текущего года в минстрое состоялось совещание, по протоколу которого под председательством министра строительства и ЖКХ В. Федоровского главам районов и городов вменялось в обязанность «обеспечить присутствие ОАО „КРЦ-Прикамье“ в территориях». А для этого они должны были добиться расторжения договоров управляющих компаний с местными расчётно-кассовыми центрами и заключить договора исключительно с этим «КРЦ-Прикамье».

И пошла плясать губерния: в случае если «управлялки» проявляют строптивость, в ряде территорий руководство применяло не только угрозы, но и жёсткие меры. Этот процесс хорошо известен под термином «кошмарить бизнес». А население просто взвыло: из-за этого монопольного оператора платёжки опаздывают, в них — дикие ошибки, ненормальные начисления, специалистов у этого оператора толком нет. В общем бедлам. И «Пермская трибуна» тщательно взялась за эту проблему. А ОНФ в конце ноября обратился в Управление федеральной антимонопольной службы, и УФАС возбудило дело по признакам монопольного сговора в отношении министерства строительства и ЖКХ Пермского края.

И уже 2 декабря возник документ № СЭД-35-05-42-797. В «шапке» документа значится: «Главам муниципальных районов и городских округов (по списку)». В нём за подписью и.о. министра Л. В. Мокрушина сообщалось: «Прошу считать недействующим протокол министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Пермского края от 2 сентября 2015 года по вопросу обеспечения присутствия ОАО «КРЦ-Прикамье» и не принимать к исполнению». Следовательно, ярём «КРЦ-Прикамье» с шей управляющих компаний в приказном порядке снят? Всё в порядке, ура?

Я сильно в этом сомневаюсь. Распоряжение господина Мокрушина главам возникло моментально, как только запахло делом о монопольном сговоре. В просторечье такая стремительная реакция чиновника называется «обставиться», закрыться бумажкой. Однако мало где об этом документе знают и управляющие компании, и местные РКЦ, он практически нигде не оглашён. Более того, в ряде мест кошмарят этот бизнес с удвоенной силой. Какой документ официально спущен из минстроя на территории, известно. А что пошло по коммуникациям телефонного права?..

А потому я вполне допускаю, что министерский приказ от 2 декабря, который отменяет приказ от 2 сентября, запросто может быть дымовой завесой: мол, мы все свои преференции с этого ОАО «КРЦ-Прикамье» сняли, извините, погорячились. Так что насилия более нет, а территории с этим партнёром теперь общаются полюбовно, получая от этого удовольствие, а минстрой в этом грехе не участвует. Так что ещё не вечер, и ставить точку в данном деле о монопольном сговоре ещё рано. Кроме того, есть в этом деле ещё один нюанс. Суть его в одном из учредителей этой монопольной конторы — в одиозной «Корпорации развития Пермского края» (КРПК).

Вообще-то говоря, ОАО «КРЦ-Прикамье» существует уже девять лет, и все эти годы жизнь его была тишайшей. Взрыв бизнес-активности случился именно 2 сентября этого года. И к этому времени у КРПК пятки уже сильно жгло: в конце ноября Заксобрание потребовало вернуть деньги уставного капитала корпорации в бюджет края. Один из авторов этой поправки в бюджет — депутат ЗС края Вадим Чебыкин сказал, что «парламент обозначил срок правительству до 1 декабря 2015 года вернуть деньги в региональную казну. Мы ждали до последнего. Однако до сих пор денег на счёте нет. Поэтому мы должны принять закон, чтобы были совсем другие правовые последствия. Ведь на сегодняшний день 250 миллионов находятся на счёте частной компании, единственным акционером которой является краевое правительство». А председатель комитета по экономической политике и налогам Елена Гилязова напомнила, что в 2013 году проверка контрольно-счётной палаты подтвердила, что выделенные средства на счетах КРПК находятся незаконно и используются нецелевым образом.

К гадалке не ходи, чтобы быть уверенным, что сегодняшние «отцы» КРПК прекрасно понимали, что деньги придётся вернуть. А они где? Замечу, что нынешней осенью как-то слились в объятиях «Корпорация развития Пермского края» и ОАО «Пермагростройзаказчик», в котором тоже стопроцентное участие государства и которое с третьей попытки и после двойной «посадки» руководителей этой конторы провело конкурс на застройку «квартала № 179». Арендатор должен платить арендные деньги в это ОАО, а уже эта «прокладка» перечислять их в бюджет. Ну, а эти деньги в бюджете где?..

Думаю, что именно из-за «безденежья» этих контор и была проведена операция по внедрению «КРЦ-Прикамье» в территории края и, по сути, рейдерский перехват платежей населения за коммунальные услуги по дороге от управляющих компаний к местным РКЦ. Пока суд да дело, «КРЦ» запросто может помочь одному из своих учредителей денежками, не правда ли? По сравнению с объёмом платежей населения за коммунальные услуги «должок» «Корпорации развития Пермского края» краевому бюджету — просто семечки, искомую сумму за два месяца этих платежей получить можно не раз и не десять.

По факту получается, что в нашем крае ОАО со стопроцентным участием государства — типичные «прокладки» между бюджетом и инвесторами. И в итоге у нас через эти конторы нет ни толком инвесторов, ни денег в бюджете.

Причём, заметим, что непрерывные уголовные дела потрясают краевой минстрой. Вспомним: семь лет колонии, которые за участие в делах ОАО «Пермагростройзаказчик» получил экс-замминистра этого ведомства Кощеев, выемки документов в этом министерстве в связи с недавно возбуждённым уголовным делом о строительстве жилья для детей-сирот. А чем закончится дело по признакам монопольного сговора в отношении министерства, которое возбудило УФАС?..

Ясно одно: ну очень противно. Такое впечатление, что у министерских господ с Куйбышева, 14 — «дембельские сто суток до приказа», они закинули чепцы за мельницы и уже совсем в своих деяниях не стесняются. Но практика говорит, что у такой верёвочки по нынешним временам кончик точно есть.