Андрей БоровскийВ рамках проекта «Пермский край. Идентификация» ПДНТ «Губерния» наш город посетил исследователь народного костюма, художник, искусствовед, музеолог, член Международной ассоциации художников Андрей Боровский. «Пермской трибуне» он рассказал о традиционном восприятии костюма, хотя самого этого костюма уже нет в повседневной жизни

 

 

Эпатаж и богатство

Есть несколько стереотипов относительно традиционного русского костюма. Во-первых, что он смиренный и целомудренный. На самом деле русский костюм страстен и эпатажен по своему происхождению. Ведь самый лучший наряд всегда предназначался для особых случаев и был призван привлекать внимание окружающих. Девушке требовалось выделиться среди конкуренток, чтобы найти хорошую партию для замужества, а женщине — свидетельствовать всем своим видом о том, что в её семье всё хорошо. Если же семья была не очень состоятельна, то костюм должен выглядеть ярче и богаче того, что она может действительно себе позволить. А, к примеру, для свадьбы не считалось зазорным занять самые роскошные предметы костюма для того, чтобы хотя бы в день бракосочетания продемонстрировать роскошь и богатство. Подобное живо до сих пор, когда среднестатистическая российская невеста надевает на свадьбу то, что она никогда не будет носить в повседневной жизни. Только 200 лет назад символом богатства и роскоши была вышитая золотом душегрея и жемчужный кокошник. А сейчас это выражается в стремлении быть похожей на диснеевскую принцессу. Сделать накладные ногти и тем самым показать, что девушка не работает за клавиатурой и не моет посуду. Арендовать лимузин для того, чтобы он остался на фотографиях.

Однако в некоторых случаях такая демонстрация богатства была недопустима и осуждалась общиной. Например, женщина не могла надеть что-то, противоречащее её статусу. Юная девушка, которую родители не были готовы выдать замуж, не могла выглядеть праздничнее, чем её старшие сёстры на выданье. Вызывало недоумение желание родителей слишком нарядно одеть своего ребёнка. Считалось непристойным, если взрослая женщина выглядела слишком ярко, в зрелом возрасте полагались приглушённые цвета, количество красного в наряде уменьшалось пропорционально возрасту. Кстати, всегда вызывало иронию желание следовать моде. Над молодыми людьми, которые подражали «городским модам» посмеивались. Но через пару лет так одевались все жители — всегда были своего рода пионеры моды, в том числе и в деревне.

Мода и традиция

Второй стереотип, который существует относительно русского традиционного костюма, — то, что он каноничен и неизменен. В традиционном костюме всегда был открыт вход для новых технологий и материалов, если они замещали старое. И не было противоречия в том, чтобы это сочетать. Уже через пару лет, как что-то появлялось в городе, это приходило в деревню: красители, привозные ткани, фасон и т.д. Однако сами традиционные вещи никогда не выходили из моды. Этнографы отмечали, что в отдельных русских сёлах можно найти вещи с разбросом в 200 лет и люди ими продолжали пользоваться. Хотя деревенская молодёжь могла перенимать городскую моду, пожилые донашивали то, что было модно в их юности, но на свадьбу надевались вещи, которые оказывались вне моды. Однако в традиционном костюме есть каноническое его восприятие, канон самой символики, но техника и материалы его достижения могут варьироваться.

В целом вся одежда делилась на повседневную (обыденную), нарядную или праздничную, в которой и отражались модные тенденции. Кроме того, существовал обрядовый костюм, не меняющийся столетиями. Такое отношение к одежде сохранилось до сих пор. Деревенская бабушка всё ещё знает, в каком костюме она выйдет в огород, в каком станет фотографироваться, в каком отправится в церковь или на рынок. Это характеризует особое восприятие одежды, которая должна соответствовать определённому случаю. Отсюда её разделение на повседневную и выходную. Только в России осталось понятие костюма «на выход». Мы не живём своим двором, а становимся публичными с того момента, как вышли за порог дома. Среднестатистическая русская женщина выйдет из дома лишь полностью собранной — даже просто вынести мусор. При этом у нас нет чёткой границы между костюмом вечерним и деловым, но есть разделение между одеждой для дома и для выхода из него.

Подвенечный костюм невесты села Криуши Нижегородской области. Из собрания А.Боровского.

Подвенечный костюм невесты села Криуши Нижегородской области. Из собрания А.Боровского.

Традиционный костюм также был призван сохранять тайну. Покрывать то, что не должно достаться чужим глазам. Самый яркий пример — головные уборы замужних женщин, которые прячут волосы. При этом девицы во всех культурах не только могли, но обязаны были демонстрировать красоту волос, гордились длиной косы или придумывали сложные причёски. А после свадьбы волосы уже не должны видеть все, а лишь близкий круг или только муж. Таким же таинством воспринималось появление нового человека, и женщина не стремилась афишировать ожидание ребёнка, пока оно не становилось очевидным.

Кроме того, в традиционном костюме есть огромное количество скрытой красоты. Вполне распространён вопрос о том, зачем вышивка на подоле рубахи или на внутренней стороне воротничка, если её никто не видит, кроме создательницы и владелицы? Но людям, интегрированным в традиционную культуру, не нужно было этого объяснять. Они приблизительно понимали, что же именно изображено на обратной стороне, считывали это по кантику, который всё-таки выступал, по нему могли представить, насколько богато украшенной является рубаха изнутри. И это то, что мы утратили, — расширение нашего взгляда. Мы стали слишком буквальны и не желаем ничего достраивать в своём сознании, а лишь выбираем готовые картинки. Человек, выросший в традиционной культуре, мог создать по увиденному элементу узора богатейший орнамент и образ вещи целиком.

Шляпки и церковь

Мы уже никогда не будем ходить в сарафанах и лаптях, потому что мир изменился. Это выглядело бы глупо. Но и в современной жизни можно найти ситуации, где традиционная одежда будет уместна. Да, можно привнести элементы национального костюма в современную одежду, но это не будет иметь отношения к традиции. Такие элементы лучше просто честно цитировать. Если в день свадьбы станет принято надевать традиционный костюм, как в ряде стран Европы или Востока, то традиция проживёт ещё какое-то время. Она может пребывать там, где для традиции ещё остались некие лакуны.

В российской современности сохраняется большая ниша, в которой возможно использование традиционного костюма, но здесь этого не происходит. Я говорю о Церкви. Повсюду в мире в храм принято одеваться архаично. В Европе, если женщина идёт в шляпке, то она направляется либо в церковь, либо на похороны, либо на свадьбу. И современные представления россиян о том, что в храм принято ходить в чём-то чёрном, тёмно-синем или сером сформировались после Великой Отечественной войны. Тогда Церковь состояла из вдов. Эти женщины заменили мужчин в храмах почти на всех ролях. В итоге церковь в 1940-е годы стала своего рода женской общиной, в которой был один священник-мужчина. Я помню, как эти женщины говорили прихожанкам, что ходить в церковь в шляпке нельзя, только в платке: «ведь Богородица шляпок не носила». И те, кто стал посещать храмы в последующие годы, увидели этих женщин и решили, что здесь, очевидно, принято так одеваться. Поэтому в советский период в церковь ходили, словно в трауре. А ведь те же самые яркие и многоцветные народные наряды создавались и для посещения храма — «к Богу надо идти в самом лучшем», лишь в немногих уголках России сохранился обычай приходить в традиционных костюмах в церковь на Пасху и престольный праздник.

Необходимо понимать, что традиционный костюм ушёл, но традиционное восприятие одежды у нас всё ещё осталось прежним. Мы думаем, что являемся абсолютно современными, однако мыслим об одежде так же, как наши предки.