В конце XIX века имя Евгении Павловны Серебренниковой было хорошо известно всей медицинской общественности России. Чем же прославилась эта женщина-врач из Пермской губернии?

НВ 29925Евгения родилась 10 декабря 1854 года в Екатеринбурге, уездном городе Пермской губернии, в семье горного инженера Павла Солонина. Уже в детстве она проявила незаурядные способности. В семь лет Евгения свободно читала на русском и французском, в 12 лет поступила в Екатеринбургскую женскую гимназию, сразу в третий класс. Воспитанная на лучших произведениях русской литературы, после окончания гимназии она решила стать врачом. Девушка мечтала быть полезной своему народу. Медицинские факультеты русских университетов женщин тогда не принимали, и Евгения стала готовиться к поступлению в Цюрихский университет (Швейцария). Однако 2 ноября 1872 года «по соизволению государя императора» при Петербургской медико-хирургической академии открылся четырёхгодичный курс «для образования учёных акушерок». Планы резко изменились, Евгения устремилась в Петербург.

Оказавшись в северной столице, девушка столкнулась с первой проблемой: к приёмным экзаменам на женские врачебные курсы допускались лишь те, кому исполнилось 20 лет. Евгении в то время было лишь 19. Записавшись на приём к почётной инспектрисе курсов М. Г. Ермоловой, она попросила сделать для неё исключение. Чиновница отказала девушке и дала понять, что разговор закончен. Евгения осталась в кабинете и настойчиво произнесла:

— Не за отказом я ехала из Екатеринбурга!

— Но вы заставляете меня идти против закона! — воскликнула Ермолова.

— Поверьте, я очень хочу учиться! Хочу много знать!

Ермолова удивлённо посмотрела на тёмно-каштановые волосы провинциалки, на простенькое коричневое платье и в её тёмные глаза. Слова юной девушки тронули сердце почтенной дамы. Через несколько дней Евгения узнала, что её допустили к приёмным экзаменам.

Испытывая нужду, вдали от своих родителей, упрямая студентка осваивала основы медицинских наук, участвовала в общественной жизни. Скоро во всей академии стала известна искромётная весёлость Евгении, её прямота и горячность. Некоторым за свой живой, напористый характер она казалась «несдержанной».

Большое влияние на развитие Евгении и её подруг оказала деятельность известного земского врача И. И. Моллесона, автора книги «Земская медицина» (1871). Восхищённая своим кумиром, девушка пишет ему письмо: «Вместо профессорской кафедры, для которой вы предназначались университетом, вы отправились земским врачом в русскую деревню… часто собираясь студенческим кружком, мы читали ваши статьи, увлекались ими и стремились работать на той же земской ниве, откуда раздавался ваш голос. Образ ваш, образ земского врача, труженика, луча света в тёмном царстве, был создан нашим воображением…».

Вечерами она часто приходила в библиотеку. Здесь она и познакомилась со студентом пятого курса, своим земляком Павлом Николаевичем Серебренниковым. Со временем их дружба переросла в сильное чувство. Осенью 1876 года Евгения и Павел обвенчались и сняли скромную квартиру на Васильевском острове. Евгения Павловна в то время училась на четвёртом курсе, а Павел Николаевич окончил обучение и был принят помощником прозектора на кафедру анатомии.

Untitled-4В апреле 1877 года началась война между Россией и Турцией. Многие врачи и студенты отправились  добровольцами на фронт. Среди них был и Павел Николаевич. Через месяц Евгения Павловна ушла за супругом. Она получила направление в военный госпиталь в старинном румынском городе Браилов. Видя страдания раненых солдат, Серебренникова решает: «надо ехать туда, где льётся кровь, где слышатся стоны и крики о помощи» и подаёт рапорт о переводе на передовые позиции. Находясь под постоянными обстрелами, работая без сна и отдыха, страдая от жары, пыли и мух, Евгения Павловна заболела сама и снова попала в госпиталь Браилова, уже в качестве пациента. После выздоровления, Серебренникова работает уполномоченным Красного Креста, получает медаль за участие в войне, встречается со своим мужем. В 1878 году Серебренниковы вернулись в Петербург.

Через год они отправляются на Урал. В письме своему гимназическому учителю А. В. Кролюницкому Евгения Павловна писала: «…полные желания служить народу, я и мой муж бросили Питер, где муж был на профессорской дороге (уже ассистентом), поехали в завод Салду». Супруги поступают на работу в больницу Нижне-Салдинского завода. В 1881 году П. Н. Серебренникова приглашают на должность городского врача в Ирбит, и семья переезжает в этот город. Здесь по инициативе Серебренниковых была создана городская санитарная комиссия, которая проводила исследование санитарных условий города и уезда и вырабатывала меры по их улучшению. По материалам санитарных исследований Павел Николаевич писал докторскую диссертацию «Опыт медико-топографического описания г. Ирбита Пермской губернии». Помогая супругу в работе над диссертацией, Евгения Павловна заметила, что в Пермской губернии очень большой процент глазных болезней. Это натолкнуло её на мысль выбрать специальность врача-глазника.

В сентябре 1883 года Серебренниковы вернулись в Петербург. В то время как Павел Николаевич завершал работу над диссертацией, Евгения Павловна поступила сверхштатным ординатором в глазную клинику медико-хирургической академии, где работала под руководством профессора Добровольского, затем перешла в глазную лечебницу профессора И. Х. Магавли. Одновременно она вела приём в глазной амбулатории при общине св. Георгия. Весной 1885 года Павел Николаевич успешно защитил диссертацию. Полные сил и надежд, Серебренниковы отправились в Пермь.

«С устройством в Перми начинается медовый месяц моей врачебной деятельности… Название моё — губернский окулист. Дело пошло неожиданно хорошо, больные стали являться массами…»

Здесь в августе 1885 года с разрешения губернской земской управы Евгения Павловна  открыла амбулаторный приём глазных больных при губернской Александровской больнице. В 1886 году при больнице открылось глазное отделение, которым Е. П. Серебренникова заведовала до конца своей жизни. Это был первый земский глазной стационар в России. Земское собрание назначило Серебренниковой ежегодное жалованье в размере 1800 руб. Она писала А. В. Кролюницкому: «С устройством в Перми начинается медовый месяц моей врачебной деятельности… Название моё — губернский окулист. Дело пошло неожиданно хорошо, больные стали являться массами…».

В первые годы работы окулистом Серебренникова особенно большое внимание уделяла лечению катаракт (помутнение глазного хрусталика). Зрение такого больного постепенно падает. Для лечения катаракты врачу необходимо убрать мешающий прохождению световых лучей помутневший хрусталик, заменив его стеклянной линзой очков. В течение десяти лет Серебренниковой было принято более 30 тыс. больных и сделано 6305 различных глазных операций. Врач-окулист пользовалась большой известностью не только в Пермской губернии. К ней обращались пациенты из Вятской, Тобольской, Уфимской, Оренбургской и других губерний.

В 1891 году Евгения Серебренникова выехала за границу для усовершенствования своих знаний по глазным болезням и работала у выдающихся профессоров в Берлине, Висбадене, Париже, после чего снова вернулась в Пермь. Евгения Павловна обобщила свой практический опыт в целом ряде статей, которые печатались в журналах «Врач» и «Вестник офтальмологии». Её статья «К вопросу о вытяжении зрительного нерва» была опубликована во многих иностранных медицинских журналах.

В течение десяти лет Серебренниковой было принято более 30 тыс. больных и сделано 6305 различных глазных операций

Научная деятельность Серебренниковой получила широкое признание практических врачей-офтальмологов. В Петербурге и Красноярске, Ялте и Екатеринбурге внимательно следили за операциями, которые делала Евгения Павловна. Основатель казанской офтальмологической школы профессор Адамюк, когда к нему обращались за помощью больные из Пермской губернии, говорил: «И охота вам кататься? У вас там свой профессор есть».

Е. П. Серебренникова принимала участие в деятельности съездов врачей Пермской губернии. Часто её выступления выходили за рамки офтальмологии. Так, на VI съезде в ноябре 1895 года Серебренникова выступила с предложением об отмене телесных наказаний, которые в то время широко применялись в России: крестьян секли розгами за разные провинности, детей — в школах, преступников — в тюрьмах, солдат — в армии. Серебренникова говорила о том, что телесные наказания, помимо их позорной и нецелесообразной стороны, очень вредны с медицинской точки зрения. Они приводят к расстройству психики человека, заражению ран, мгновенной смерти у страдающих болезнями сердца и сосудов. Съезд врачей просил губернское земское собрание ходатайствовать об отмене телесных наказаний, но министр внутренних дел запретил губернскому земскому собранию рассматривать этот вопрос.

ПОКМ 16481-13

В Перми не было ни одного полезного общественного начинания, в котором бы Евгения Серебренникова не приняла участия. По её инициативе и при непосредственном участии создаётся попечительство о слепых. В 1886 году она открывает приют, в котором через год насчитывается более 30 слепых детей. Евгения Павловна ведёт в приюте организационную и лечебную работу. Вскоре она инициирует открытие училища для слепых и организует сбор денег для его строительства. 30 августа 1890 года училище слепых открыло свои двери.

В 1892 году Серебренникова участвует в сборе средств на помощь голодающим. В 1896-м на углу улиц Пермской и Оханской строится двухэтажное кирпичное здание для Богородицкой школы по проекту архитектора А. Б. Турчевича. Евгения Павловна помогала супругу организовать сбор средств для строительства этой школы. Она участвовала в устройстве общедоступных спектаклей, литературных вечеров, публичных лекций, являлась лектором на народных чтениях. Многим в Перми были известны «Среды», которые устраивались в доме Серебренниковых на улице Вознесенской. Здесь читали и обсуждали статьи по вопросам литературы, искусства, философии, обсуждали актуальные проблемы общественной жизни.

Все свои силы Серебренникова отдала служению народу. Она буквально «сгорала» на службе. Напряжённая работа в глазном отделении, разъезды по губернии, преподавание в фельдшерской школе, огромная общественная деятельность подорвали здоровье Евгении Павловны. Уже в самом начале 1896 года она стала чувствовать постепенный упадок сил, начала худеть, её мучали сильные головные боли. Несмотря на это, она участвует в Киевском съезде врачей, продолжает работу в больнице. Иногда она чувствовала такую слабость, что при обходе глазного отделения вынуждена была отдыхать несколько раз.

В феврале 1897 года здоровье её резко ухудшилось. Появились судороги, временная потеря сознания и другие симптомы опухоли головного мозга. Евгения Павловна уже не вставала с кровати. Пермяки с тревогой следили за ходом её болезни. Рядом с ней постоянно дежурили врачи. Запросы о состоянии её здоровья шли из разных мест России. 19 апреля 1897 года в 10 часов утра Евгения Павловна Серебренникова скончалась.

21 апреля состоялись похороны, которые напомнили пермскому обществу подобные похороны 1835 года, когда горожане хоронили доктора-филантропа Ф. Х. Граля. Вновь над могилой собрались все: богатые и бедные, знатные и простые, горожане и крестьяне, старые и малые, люди всех званий… Пермь прощалась со своей любимицей. У гроба покойной было установлено почётное дежурство. Ясным весенним апрельским утром несколько тысяч человек собрались у дома Серебренниковых. Под печальный перезвон колоколов похоронная процессия направилась к Егошихинскому кладбищу. Всю дорогу гроб несли на руках. Все улицы по пути следования были заполнены народом, повсюду слышались рыдания.

Многие русские газеты и журналы (местные и центральные) напечатали в те дни некрологи, посвящённые Е. П. Серебренниковой. Газета «Русь» писала: «В лице умершей Е. П. Серебренниковой мы имеем ещё новое доказательство богатства духовных сил нашей русской женщины…».

Андрей Маткин,

старший преподаватель кафедры всеобщей истории ПГГПУ,

по материалам В.С. Бабушкина.

Фото предоставлены из фонда

Пермского краеведческого музея