Марина Евгеньевна Суханова, заведующий этноцентром ПДНТ «Губерния»

Марина Евгеньевна Суханова, заведующий этноцентром ПДНТ «Губерния»

Марина Крысова, специалист по фольклору этноцентра ПДНТ «Губерния»

Марина Крысова, специалист по фольклору этноцентра ПДНТ «Губерния»

Специалисты этноцентра ПДНТ «Губерния» Марина Суханова и Марина Крысова рассказали о традиционных для Прикамья народных промыслах и всплеске интереса к русским печам и маслобойкам.

Между утилитарностью, hand made и декоративно-прикладным искусством

Изначально народные промыслы — это то, чем занимались крестьяне в свободное время для получения дополнительного дохода или для нужд собственной семьи. Когда каждый мог самостоятельно сделать что-то от плетения лаптей и корзин до производства бытовой утвари. Нередки были случаи, когда несколько мастеров или целые деревни объединялись в сезонные артели для производства той или иной продукции.

Сегодня мы привыкли смешивать то, что является декоративно-прикладным искусством, ремеслом и промыслами. Эти вещи хоть и взаимосвязаны, но не подменяют друг друга. Изначально всё, что готовилось на продажу, относилось к промыслам. Когда вещь не изготавливалась как товар, то это можно считать ремеслом, если не брать в расчёт профессиональных мастеров, которые были в любой территории (кузнецы, гончары, кожевенники и т.п.). В случае, когда ремесло или промысел выходили на высокий художественный уровень, можно говорить уже о декоративно-прикладном искусстве.

Сегодня под народными промыслами мы, как правило, подразумеваем их декоративно-художественные виды (например роспись различных изделий). Кроме того, появилось понятие домашнего рукоделия и hand made. Тогда как не менее важной в народных промыслах была утилитарная составляющая. Ничего бесполезного в хозяйстве не производилось, а то, что получалось, пытались сделать ещё и красивым. Однако поскольку промыслами занималось всё село, то всегда были те, у кого вещи получались искуснее, и те, кто делал это хуже, но в ходе работы всё же чему-то научался.

Сейчас ту же роспись под хохлому или гжель осуществляют профессиональные художники. В итоге исчезла лихость и спонтанность непрофессионального народного творчества. И когда возрождением народной росписи занимаются люди с художественным образованием, то они делают это гладко и аккуратно, и мы замечаем, что в этом случае в традиции всё же нечто теряется.

300316_ (16 из 23)Разумеется, ключевой отличительной чертой народных промыслов является ручное производство. При этом из них генетически вышли практически все отрасли лёгкой промышленности, обработка металла, древесины, глины и т.п.

Вообще для аутентичных народных промыслов, помимо технологий, характерно и традиционное отношение к материалам. В Прикамье живёт один из лучших в России мастеров по бересте Михаил Павлов. Он не может без боли смотреть на большую часть современных изделий из этого материала. Ведь сегодня из бересты начинают делать то, что обычно производили из бумаги или пластмассы, то есть уходит чувство материала. Кстати, береста является традиционным сырьём для Прикамья.

Важную роль играет и использование традиционной эстетики, прежде всего сочетания цветов. Например, для коми-пермяков нормально использование жёлтого и лилового. У людей, хорошо чувствующих традицию, это получается автоматически. Народные промыслы должны напрямую вытекать из традиции, даже если мастер привносит в конечный продукт что-то современное, ему необходимо хорошо владеть традиционными технологиями.

Но спекуляции всегда есть. Здесь показателен пример с всплеском интереса к народной кукле. Но никто в деревнях не шил их в огромном количестве и на высоком художественном уровне. Изготовление кукол всегда было процессом интимным, семейным, и технологии их создания никогда не передавались публично. К тому же здесь не было каких-то универсальных знаний. Поэтому массовые мастер-классы «как сшить традиционную куклу» выглядят довольно странно. К тому же дети в основном сами делали себе игрушки.

Русские печи, маслобойки на дачах и туеса на шкафах в квартирах

Чем больше у того или иного народного промысла связи с утилитарным, тем выше шансы на рост интереса к нему. Например, популярность старых интерьеров и загородной жизни снова пробуждают внимание к сундукам и русским печам. В результате возникает спрос и на печную посуду. Интерес повышается и к вещам, у которых до сих пор нет современных аналогов. Например, на любых ярмарках народных промыслов большим спросом пользуются корзины, поскольку замены им до сих пор не существует. Более того, мы отмечаем и спрос на традиционные маслобойки. Заметно растёт внимание к ткачеству. Уже есть мастера, способные создать ручной ткацкий станок, а в апреле у нас (в Пермском доме народного творчества) в четвёртый раз пройдёт фестиваль ручного ткачества.

Кстати, в трудные времена люди возвращаются к традиционным промыслам, а их продукция становится популярна. Это показывает пример популярности «набойки» в период после Великой Отечественной войны. Когда людям попросту было нечего носить они стали самостоятельно производить одежду, а «набойка» — самый простой и дешёвый способ её 300316_ (11 из 23)украшения.

Наблюдается ещё и такая тенденция: как только на рынке происходит засилье однотипных и дешёвых товаров, тут же возникает интерес к народным промыслам и любому художественному творчеству. Потребность к индивидуальности у людей всё равно остаётся, и многие это реализуют не за счёт современных вещей, а изделий из прошлого или предметов, изготовленных по традиционным технологиям. К примеру, в советское время многие из тех, кто переезжал в город, несмотря на все доступные блага цивилизации, ставили на кухонный шкаф бабушкин туес (берестяной цилиндрический короб с крышкой) и т.п.

Традиционные промыслы Пермского края

В Пермском крае практически не осталось предприятий народных художественных промыслов. Только ООО «Кунгурская керамика» имеет подобный официальный статус. Их продукция всегда славилась своей утилитарностью. Они одни из немногих, кто до сих пор производит посуду для печей.

В Кунгуре же существовал сапожный промысел. Тот, кто постарше, ещё может помнить об этой фабрике, которая также выросла из народного кожевенного промысла.

300316_ (5 из 23)Около десяти лет назад в Суксуне закрылся завод, который производил самовары. Продукция предприятия на протяжении всей своей истории конкурировала с тульскими самоварами как по продолжительности традиций производства, так и по качеству. Сейчас мода на самовары в их первозданном виде (на шишках или дровах) снова возвращается. Но подхватить этот спрос у нас уже некому. Суксунский самоварный завод немного не дотянул до этого момента, проиграв борьбу электрическим чайникам.

У нас существовал камнерезный промысел из селенита на базе комбината в Красном Ясыле. Сейчас комбинат продолжает свою работу, но уже не в промышленных масштабах. А мастера старой школы с негодованием отмечают роспись камня и покрытие изделий лаком. Для них это означает убить фактуру камня. И сегодня такие мастера в основном заняты только эксклюзивными заказами.

Традиционной для Прикамья является обвинская роспись. Она схожа с Урало-Сибирской, в ней немного специфических приёмов, но они очень яркие. Это ланцетовидные листья, определённая композиция, роспись тёплыми тонами по холодному фону и наоборот. В основном она наносилась на изделия из дерева, особенно на прялки. Кстати, в ту же хохлому сегодня расписывают клавиатуру и мыши для компьютера. Обвинская же роспись сейчас не используется.

В Прикамье существовал пимокатный промысел по изготовлению валенок. К слову, в Кудымкаре до сих пор осталась пимокатная артель. Кроме того, в Юго-Камском существовал небольшой промысел по ковроткачеству. В принципе, от каждого из этих промыслов у нас можно найти мастеров, но их немного.