Ведущий «Радио Максимум — Пермь», а ныне совладелец ООО «Серебряный дождь — Пермь», а также координатор регионального отделения ЛДПР Олег Постников рассказал «ПТ» о секрете успеха молодёжного музыкального радио в Перми и любимой музыке.

Олег, благодаря чему появилось «Радио Максимум — Пермь»?

— В Перми на улице Горького, 18 существовал Институт фоновой музыки. Думаю, это было единственное подобное учреждение в стране. Суть его работы сводилась к тому, чтобы подобрать наиболее оптимальную музыку для прослушивания в цехах на предприятиях фоном для повышения производительности труда рабочих.

Именно у сотрудников этого института родилась идея создания музыкальной радиостанции. Все они ездили по миру и более-менее знали, что сегодня звучит в эфире за рубежом. По инициативе сотрудников института Михаила Эйдельмана и Юрия Шкляра в 1990 году появилась станция «Авторадио». В эфире станции в основном звучали авторские программы и обычная музыка без комментариев. Но видение будущего радиостанции у учредителя в лице Госавтоинспекции и программных авторов из института разошлось.

После этого господа Эйдельман и Шкляр искали партнёров для создания новой радиостанции. В тот же момент редакция газеты «Московские новости», с которой пермякам удалось наладить взаимоотношения, также решилась создать радиостанцию. Они уже нашли американских партнёров в лице StoryFirst Communications. Изначально американцы планировали сотрудничать только с Москвой и Петербургом, но пермяки убедительно заявляли, что тоже хотели бы поучаствовать в этом проекте. В итоге 3 января 1992 года «Максимум» начало вещание в Москве, и почти сразу станция появилась и в Перми.

Как вы попали на «Радио Максимум — Пермь»?

— Я всю жизнь интересовался музыкой, но достать в советское время хорошую иностранную музыку было сложно. Новинки могли появляться в Перми с задержкой в годы. Поскольку поток современной музыки был довольно ограничен, то все увлечённые ею люди в городе знали друг друга. Кстати, в Перми в 80-х и в начале 90-х существовал рынок пластинок. Звуковые носители приобретались здесь не для того, чтобы их перепродавать, а чтобы иметь возможность обмениваться ими. Кроме этого, в городе жил легендарный Слава Уваров, у которого был собственный канал поставок музыкальных носителей в Пермь, но исключительно на продажу.

При этом я всегда был потребителем (в хорошем смысле слова). Мне хотелось первым получать доступ к хорошей музыке и делиться ею с друзьями. Тот, кто этого хотел просто не мог не оказаться на «Радио Максимум» в то время.

Интерес к музыке был единственным мотивом стать радиоведущим?

— Для меня всегда важно приобщаться к чему-то новому, тем более, если есть возможность делать это с друзьями. На момент появления первых музыкальных радиостанций в Перми я работал заместителем главного технолога предприятия, которое сегодня называется «Морион». Но мне захотелось чего-то нового, поэтому в течение полутора-двух лет я совмещал свою основную работу с работой на радио. Садился вечером на трамвай №12 и ехал практически от одной конечной остановки до другой. За время в пути я готовился к эфиру, прописывал свой выход. Ведь тогда было большой проблемой найти информацию о группе или исполнителе, чью песню нужно анонсировать в эфире. Спасало неплохое знание английского и музыкальные журналы, которые нам присылали учредители.

Есть формула того, как создать настроение у слушателя?

— Такая формула действительно существует, её также можно назвать «тремя китами», на которых строится работа радиоведущего. Первое и самое главное — позитив. Второе — естественность, и третье — быть интересным (некий набор энциклопедических знаний).

Олег Постников с письмами от читателей

Какие радиостанции слушаете сами?

—  «BBC Radio 1», которую я считаю одной из самых профессиональных радиостанций в мире и законодателем качества в европейской музыке. Жалею, что открыл её для себя уже после того, как закончил карьеру на радио. Также слушаю «KISS FM, Chicago». Есть ещё много интересных калифорнийских радиостанций, вещающих рок.

Слушаю «Серебряный дождь». Он появился в Перми как раз потому, что я не люблю популярную музыку. Мне хотелось иметь возможность дома или в машине послушать радио, где точно не зазвучит «попса».

Иногда слушаю и «Радио Максимум», поскольку там остались люди, которых я считаю своими последователями, но станция стала заложником своего имиджа как точки вещания рок-музыки. А сейчас не лучший период для этого жанра. В нашей стране интерес к року растёт в периоды всеобщего позитивного эмоционального пика, чего сегодня, конечно, не наблюдается. В то же время любая станция может легко поменять свою музыкальную политику. Но радио — это бизнес, и здесь всегда учитываются факторы, способные отпугнуть аудиторию и рекламодателей.

В нашей стране интерес к року растёт в периоды всеобщего позитивного эмоционального пика, чего сегодня, конечно, не наблюдается.

Однако радио может существовать не только на основе бизнес-модели. Например, в скандинавских странах оно действительно является общественным, поскольку финансируется за счёт целевых отчислений из налогов граждан этих стран. В США тоже существуют общественные станции, содержащиеся за счёт бюджета, а также студенческие радиостанции. Если же всё радиовещание является бизнесом, то оно становится скучным, в нём пропадает свежая струя, нет притока новой музыки. Вспомните, та же Nirvana и Red Hot Chili Peppers впервые зазвучали именно на низких частотах, которые предоставлены в США студенческим радиостанциям. А многие наши непопсовые звёзды («Сплин», Земфира, «Танцы Минус» и т.д.) появились на нишевых радиостанциях «Наше радио» и на том же «Максимум».

Чем сегодня стала работа на радио, на ваш взгляд?

— Увы, но мне кажется, что сегодня эта профессия превратилась в ремесло. Поскольку с радио уходят яркие звёзды. Их переманивает к себе телевидение, ведь человеку с экрана попросту больше платят. Поэтому, надеюсь, что ситуация изменится и период ремесленников пройдёт.

Можно сказать, что «Радио Максимум — Пермь» было местом концентрации таких звёзд?

— Да, это действительно так. Тут можно говорить на конкретных примерах. Саша Гриценко пришёл из армии, послушал наш эфир и понял, что хочет к нам. Он стремился стать звездой, и у него это получилось. Сейчас он работает программным директором Comedy Radio в Москве.

Олег Ощепков был журналистом в краснокамской газете. И я до сих пор помню его демозапись, которую он прислал на кастинг. Уже по ней было понятно — это творчески одарённый человек. Что подтверждает и его дальнейшая карьера в качестве регионального министра культуры и директора успешного рекламного агентства.

Один из учредителей и первых директоров «Радио Максимум — Пермь» Михаил Эйдельман сегодня работает в агентстве, которое занимается исследованиями в области радиовещания и созданием радиостанций по всему миру с головным офисом в Австралии.

То есть люди, стоявшие у истоков «Радио Максимум — Пермь», действительно достигли немалых высот в жизни, реализовав свой потенциал и амбиции. Для всех это стало возможностью заявить о себе.

Ведущие «Радио Максимум — Пермь». Олег Постников — в центре

Ведущие «Радио Максимум — Пермь». Олег Постников — в центре

За счёт чего получилось привлечь этих людей?

— Они притягивались сами. «Максимум — Пермь» стало неформальным культурным клубом. Других мест притяжения в Перми попросту не было. «Радио Максимум — Пермь» — это своего рода тусовка, которая переросла в бизнес.

Вначале вы сказали, что на радио вас привела любовь к хорошей музыке, а что это такое для вас?

— Это музыка, которая соответствует моему настроению и не звучит из каждого «утюга». Для меня важно понимать свою уникальность, но при этом оставаться своим для друзей, семьи и коллег по работе. Музыка позволяет это делать. У неё есть ещё одна важная функция. Я всегда руководствовался простым правилом для избавления от плохого настроения — послушать две песни. И вот ты выезжаешь за город, останавливаешься на обочине и врубаешь на полную Nirvana «Smells Like Teen Spirit», раньше для меня это была песня The Rolling Stones «Satisfaction». Думаю, каждый должен найти для себя песню, которая будет выводить его из депрессии, а жизнь снова покажется клёвой и драйвовой. Кстати, последние исследования психологов подтверждают, что музыкальный вкус формируется в пубертатный период. Такая сознательная тяга к музыке в подростковом возрасте неслучайна. Это связано с тем, что человеку в этот период хочется отличаться от взрослых. Именно поэтому подростки читают не те книжки, которые любят взрослые, листают не те журналы и слушают не ту музыку, которые приняты в суровом взрослом мире.