МаксимоваЗаведующая кафедрой сценической речи, вокала и пластики ПГИК Ирина Максимова рассказала «ПТ» об отклонении пермского говора от языковой нормы, а также, как возникла традиция произносить слово «Пермь» с мягкой «р».

Языковая норма в разговорной речи

За норму (литературную) сегодня принимается речь, которая характерна для столицы нашего государства. Ориентация на центр в целом характерна для большинства стран мира. В основу этой нормы лёг средневеликорусский диалект, а точнее, московский говор. В столице долгое время сталкивались два основных наречия нашего языка — северное и южное. В результате именно здесь произошёл их синтез в произносительные нормы. Кстати, пермский региональный говор — частный случай северновеликорусского диалекта.

Что характеризует эту норму? Нравится нам это или нет, но в Москве речь «акающая». При этом стоит различать её уличное звучание, которое можно обозначить как чрезмерное, утрированное произношение звука [а] и действительный канон.

Долгое время исследованием нашего говора занималась В. Г. Масалова. Именно она выделила три основных отличия устной пермской речи от литературной нормы: фонетическую, ритмическую и мелодическую. Теперь о каждой из них подробнее.

1. Зажатая, малоподвижная нижняя челюсть порождает Ы-образное звучание гласных. А мы выше выяснили, что литературная норма характеризуется умеренным аканьем, тогда как пермский говор отличается Ыканьем (пышел, скызал, гывырю, хырышо, мылыдёжь).

2. Сбитый ритм речи: а) скороговорка и неразборчивость — тоже результат зажатой нижней челюсти. К сожалению, мы не тратим время на раскрытие рта; б) равноударность — относительная равновеликость слогов в слове, короткие предударные и ударные слоги и длинные заударные (пыдыйдите-е, пыдскыжите-е, мамачка-а, дырыгие-е); в) отсутствие йотации гласных «е», «ю», «я» в глаголах и прилагательных (хыроша-а, крысива-а, мылыда-а, кыка-а, тыка-а, делаэт, рыботаэшь).

3. Страдает и мелодика речи. Мы говорим монотонно и можем усилить эмоциональность в конце высказывания (нисходяще-восходящая интонация), тогда как литературная норма характеризуется восходяще-нисходящим интонированием.

Разумеется, эти особенности нашей речи имеют свои причины, которые уходят в историческое прошлое. Во-первых, пермский говор формировался на протяжении нескольких веков под влиянием систем произношения других языков: коми-пермяцкого, удмуртского, татарского, башкирского, украинского, белорусского, польского, немецкого, еврейского и других, носителями которых являются жители Прикамья.

Во-вторых, мы живём в суровом климате, который заставляет нас беречь энергию, втягивать голову, поднимать плечи, всё это сказывается и на произношении. В-третьих, Прикамье всегда было ссыльнокаторжным местом. Нас долгое время характеризовали многочисленные тюрьмы, «вынужденность», «недобровольность» проживания, озлобленность бывших «зеков», в большом количестве остающихся проживать на Урале. Людям, замученным неволей, не до красоты речи, не до правильного произношения [а]. Человек говорит обозлённо, стиснув челюсти. И разговор сквозь зубы сегодня является нашей «визитной карточкой».

ПерЬмь

Мы привыкли, что слово «Пермь» произносится с мягкой [р]. Раньше оно значилось в словарях как слово с регрессивной ассимиляцией по мягкости. Это означает, что мягкая [м] также сглаживает и предстоящий звук [р]. То же самое, например, можно наблюдать в произношении слова «дверь». Однако на самом деле смягчённое «р» в слове «Пермь» мы переняли от коми-пермяков, которые усиливают эту мягкость ещё сильнее звуком [е] — «Пер[е]мь». Именно такое звучание до сих пор можно встретить среди пожилого поколения жителей нынешнего Коми-Пермяцкого округа.

А в силу уже устоявшейся локальной нормы и традиции в произношении этого слова нам проще смягчать [р] настолько, насколько москвичам, например, проще подобного не делать. Забавно, но слово «Москва» мы также коверкаем. Самым распространённым из его искажений является произношение слова как «Мсква» или с «оканьем», вместо нормального «М[а]сква» с акцентированным ударением на последний слог.

Просветить в нашем отклонении от языковой нормы нетрудно, но нужно и формирование навыка правильного произношения. Ведь можно знать, как управлять автомобилем, но не уметь этого делать. То же самое и здесь. Самая главная задача в избавлении от пермского говора — раскрыть челюсть, у нас она словно зажата резинкой, и это переходит в рефлекс, от которого бывает сложно избавиться. И когда после нескольких упражнений человек начинает произносить звук [а], раскрывая рот шире, то зачастую это вызывает самый настоящий «взрыв мозга». Некоторые начинают пугаться, настолько это для нас непривычно.

Для всех, но не для каждого

Думаю, если человек почти не покидает родной территории, то для него совершенно не обязательно уходить от распространённого на ней говора. Подобное допустимо ровно до тех пор, пока это не мешает твоей профессиональной деятельности, пока ты хорош только для своих и можешь спокойно выражать себя в рамках принятой здесь системы произношения.

Но как только твоя профессия становится публичной, а сейчас их всё больше, когда тебе приходится работать словом, то умение говорить начинает всё больше цениться. А навык убедительной и красноречивой речи, а не вычурной в своём произношении — удел немногих. Другими словами, выправление говора нужно тем, у кого созрел определённый запрос на улучшение своего статуса. Кто хочет быть понимаем и принимаем на любом уровне.

Или же ты работаешь на радио или телевидении, или идёшь в политику. Большая ошибка полагать, что, разговаривая так же, как люди на улице, политики приближаются к народу. Потенциальный избиратель в таком случае думает: «я же не лезу во власть, не выступаю перед людьми, поэтому я могу позволить себе просторечие». На мой взгляд, человек, выходя на публику, должен выступать в качестве носителя великого русского языка.

Таким образом, умение хорошо и правильно говорить — это всегда вход в некий закрытый клуб, навык, в котором нуждаются не все. Он не нужен работнику у станка, но необходим его руководителю. Конечно, важно обладать и значительным словарным запасом. Если он небогат, как у Эллочки Людоедки, то можно его транслировать хоть на каком диалекте — это всё равно будет производить «впечатление».

  • Сергей

    Например, я говорю правильно, без аканья и оканья,ровно, как советские дикторы. Могу пермским говором, если захочу. А вот москвичи не только манерно акают, а ещё и вместо «а» говорят «ы». Ударения правильно немногие ставят, а точнее, большинство неправильно. ОдновремЕнно-говорит грамотный человек, но так говорят немногие. А пишут… ужас.Тся- и-ться меня уже бесит, как будто в школе никто не учился и не понял простого правила.

  • Даниил

    Интересная статья. Я приезжий из Казахстана, где русскоговорящие были представителями самых разных мест бывшего СССР, в России обратил внимание, что моё произношение ближе к московскому, нежели к пермскому, вообще здесь привык к местным особенностям речи не сразу. И до сих пор говорю «Пермь», а не «Перьмь», в связи с чем пермяки сразу узнают во мне приезжего.