В нашем городе есть только два вида «чистоты»: грязь замёрзла и грязь подсохла. Подсохшую грязь дожди превращают в грязь жидкую, а в сухую погоду ветер превращает её в пыль.

И это — результат «Пятилетки благоустройства», которую несколько лет назад провозгласила пермская городская власть, то есть: 36 депутатов городской Думы, включая её председателя, он же — глава города, не абы как. Обслуживает эту власть аппарат гордумы. А технические исполнители городской депутатской воли — восемь штук администраций: городская и семь районных. В общей сложности — не менее, думаю, 2,5 тыс. человек.

…Смотрю с балкона, как идёт «весенняя уборка» в центре города, в 150 метрах от эспланады, на одной из трасс одностороннего движения. Один дворник слегка касается пластиковым веником верхушки грязи на тротуаре. Другой совочком слегка срезает грязь в парковочном кармане между автомобилями. «Уборка» идёт со скоростью хода молодого пешехода. Контора, в которой числятся эти работнички, без удержу ест городские бюджетные деньги. Многомиллионные пустые траты: грязь просто размазывается.

На стыке центральных районов — автовокзал, автоворота нашего города, столицы Западного Урала. На площади Центрального рынка попадаешь в начало «лихих 90-х»: кроме Гачи, там ещё три «черкизона» — грязь немыслимая. Торговля идёт как ни попадя, в том числе на тротуарах. Скупка краденых телефонов поставлена на широкую ногу. А валютчик на вопрос: «Ты до какого часа будешь здесь?» отвечает: «Мы до вечера, до пяти часов». Этот мужик с коллегами ходит сюда, как на работу. Городская власть прекрасно об этом знает. Рядом — «улица Шаурмы», рассадник любой заразы. Здесь же целая колонна «диких» таксистов, машины в большей части жуткие, какая там безопасность на дорогах. Здесь всё чётко, на каждом направлении — свои машины, и не дай бог нарушить конвенцию. О каких-то налогах и речи нет. Разве эти бригады на колёсах платят налоги, или цыгане со своим золотом, или тётки из Ставрополя со своим трикотажным самопалом?

И что я так развозмущалась по поводу этого центрального базарного гнойника? Того же рода «черкизон» — в квартале от здания мэрии: ларьки на углу Компроса и ул. Ленина. И так — по всему городу: безумное нагромождение ларьков, как сыпь по городу с безупречной екатерининской планировкой. А ведь Юрий Петрович Трутнев эту тифозную беду по мановению руки снёс, и город долго держался в порядке. Но пять лет назад случился ларёчный рецидив, и теперь это уже даже не сыпь, а короста. Ну а как может быть иначе, если земля в городе толком не размежёвана, политической воли в мэрии — ноль, работа — в отрицательном поле?

За три года действия Закона о капремонте в гордуме не было ни одного пленарного (да любого!) заседания, посвящённого капремонту жилья в Перми

Разговаривала на днях со спецами, которые начали мониторинг состояния части жилого фонда города. Есть у них мысль отказаться от этой работы, потому что они… боятся заходить в дома, причём в центре. Трещины в фундаментах домов по Компросу. Проблема с перекрытиями в домах по Сибирской… Диагноз страшный: похоже, что границу массового перехода жилого фонда в разряд ветхого и аварийного жилья Пермь перешагнула. В каком месте будут очередные обрушения и новые жертвы, никто не знает. За три года действия Закона о капремонте в гордуме не было ни одного пленарного (да любого!) заседания, посвящённого капремонту жилья в Перми. А в этой Думе из 36 депутатов — 34 единоросса во главе с главой. Чем правит в городе правящая партия?

И куда ни глянь — всюду клин. Набережная — жалкое зрелище за немереные деньги. Зоопарк — непристойный анекдот. Беседовала недавно с нашим сенатором, Игорем Николаевичем Шубиным, который в самом деле был главой города, всенародно избранным. И он искренне не понимает эту историю с зоопарком: с 2007 года выделена под него земля, 20 минут езды на общественном транспорте, все коммуникации, проект есть! И это же не моторостроительный завод: построить жилой фонд для мартышек — не космического масштаба работа. В откатах нынешние гормужи запутались?..

Обращение с Генпланом города — игра в напёрстки: в любое время зональность участков земли меняется как угодно. Жители Ивы-2, к примеру, — заложники какой-то жмурки: люди купили землю и за свои кровные построили дома, чтобы жить в коттеджном посёлке. Они рассчитывали как минимум на детсад — обещала же власть! А вместо этого вбиваются сваи под четыре многоэтажки, и теперь жизнь жителей Ивы-2 — реалити-шоу.

Органы, которые функционируют в теле здания №23 по улице Ленина, по старинке называются нами «городской властью». А они — не власть, а органы местного самоуправления. Предполагалось, что это сокращение должно означать «самостоятельное управление». А по сути, в городе — самоуправство этих органов. И все эти пермские «черкизоны», раздолбанные дороги, разрушающиеся дома и непрерывная хроническая грязь — это результат самостийности на том месте, где должен быть порядок. Но там, где порядок, нет места коррупции, а как без неё? Нет у пермского горчиновника страшнее сна, чем приснился Геше из «Бриллиантовой руки»: «Чтоб ты жил на одну зарплату!..».

В основе всей пермской грязи — грязь в душах пермских «самоуправляющих». Они так давно и безнаказанно нас оскорбляют своим ничегонеделаньем и деланьем своих делишек, что мы уже к этому привыкли.

Кризис, надо выживать. Кое-как, как неряшливая хозяйка, подметут город раз в год, поживём мы пару-тройку недель в относительно прибранном городе, и будет с нас. А местные новости, где на телеэкранах неделю будут красоваться безразличные отчимы нашего города с новенькими мётлами и граблями, можно и переключить на другие каналы, на ОТР, к примеру.

…В Пензе уже не первый год работает ещё одна, трёхкилометровая набережная вокруг какого-то заливчика реки Суры, просто ручейка в сравнении с Камой. Там и амфитеатры, и дизайнерские кафе, и велосипедные дорожки. Есть в Пензе и свой Арбат, и десятки (!) закрытых теннисных кортов, и теннисный стадион, и бассейны в шаговой доступности, и вылизанные фасады домов. И ни капли нефти, а вот бензин куда дешевле, чем у нас. Хочется порадоваться за Хабаровск, Томск, Тюмень, Самару, Кострому, где правящая партия, кстати, как и у нас, — «Единая Россия». Только результат партийной работы разный.

Смертельно обидно за Пермь. Рыба пермского самоуправления нехорошо пахнет. А любая рыба начинает гнить с головы.