original16 апреля 2016 года в Московском академическом музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко прошла торжественная церемония вручения Национальной театральной премии «Золотая маска». Впервые лауреатом премии стал Пермский театр кукол. Он получил награду за спектакль «Толстая
тетрадь» по двум номинациям: «Лучший спектакль» и «Лучшая работа художника». Пермский академический театр оперы и балета, номинированный на 26 масок, завоевал всего две. За «Лучшую работу балетмейстера/хореографа» награду получил Даглас Ли за балет «Когда падал снег»,
опера-квест «Путешествие в Страну Джамблей» была отмечена специальным призом «За художественную целостность».

Лариса Барыкина — музыковед, театральный критик, эксперт Национальной театральной премии «Золотая маска» рассказала «ПТ» о том, как оценивается искусство, зачем соревнуются творцы и какие тенденции наблюдаются в театральной сфере.

Как происходит оценка номинантов на премию «Золотая маска»?

— В течение года члены экспертного совета просматривают огромное количество спектаклей и выбирают спектакли-номинанты. Можно критиковать их решения, но это всегда результат серьёзной и тяжёлой работы. Итоговый вердикт жюри зависит от многих причин, но более всего от того, как прошёл сам показ в столице. Здесь множество непредвиденных факторов: площадка, акустика, общие условия. Каждый год члены экспертного совета критикуют решения жюри, а жюри критикует решения экспертного совета. Это нормально, потому что не может быть единых критериев в искусстве.

Я больше ценю экспертное мнение, потому что его формируют критики, а не творцы. Чаще всего критики более объективны, чем жюри, в состав которых входят артисты, режиссёры, дирижёры и т.д. Решение жюри совершенно непредсказуемо: во-первых, никто не отменял чувство конкуренции в художественной среде. Во-вторых, чем креативнее и интереснее художник, тем меньше он приемлет то, что отличается от его видения. Если творец будет всеядным, он не будет такой яркой индивидуальностью. Критик же может быть достаточно всеядным и оценивать объективно.

Tolstay_tetrad_photo_by_Dmitry_Dubinskiy

Пермский театр кукол получил две «Маски» за спектакль «Толстая тетрадь»

Если нет единых критериев, можно ли вообще оценивать искусство?

— Искусство нужно оценивать, но не баллами. Эксперты — это специально обученные люди, которые занимаются анализом, теоретическим разбором. Например, мне, критику музыкального театра, музыковеду, опыт и насмотренность позволяют то или иное явление в театральной жизни поставить в некий контекст, разобрать режиссёрскую концепцию, работу актёров, танцовщиков, певцов и т.д. Творцы должны получать профессиональные мнения о своей работе, им это необходимо. Иногда это служит стимулом, иногда просто информацией к размышлению. Без оценки критиков художникам будет труднее развиваться, потому что мнение публики зависит от уровня её развития. Профессионалы — критики и эксперты тоже не всегда бывают правы, но чаще всего, собрав сумму всех этих мнений, творец может понять, в каком направлении он двигается. Критика — это саморефлексия искусства.

Что касается конкурсов, у меня к ним двоякое отношение. С одной стороны, это всегда некая дань общенародной любви к рейтингам. Эта традиция пришла к нам с Запада. С другой стороны, конкурсы привлекают внимание к искусству, способствуют его продвижению. В СССР, например, балетные турниры начались в 60-е годы, и это был взрыв! Балет стал главным из искусств, и в области балета мы были впереди планеты всей. Но в балете есть строгие параметры, по которым мы оцениваем: артистизм, техника, выворотность, прыжок и т.д. А, например, в режиссуре эти критерии у каждого свои.

Иногда бывает так, что эксперты высоко оценивают то, что не принимает публика. Что делать с таким искусством?

— Современное искусство в России приживается очагами и с трудом, потому что в нашей стране 70 лет оно было под запретом. Традиция ещё не выработана. Должно пройти какое-то время для того, чтобы к современному искусству начали относиться спокойно. В Европе люди ходят в театр для того, чтобы увидеть что-то новое, а мы, русские, очень любим узнавать прежнее. Публика идёт к искусству с совершенно разными желаниями и представлениями. Зрителя надо просвещать, потому что, к сожалению, люди немного знают о современном искусстве. Последние годы становятся очень востребованы просветительские форматы, появляются театральные клубы, встречи. Я думаю, что постепенно мы будем развиваться, обратного пути уже нет.

Don Juan_Anton_Zavialov4

Пермский театр оперы и балета был номинирован на 26 масок, но завоевал всего лишь две

Многие остались недовольны решением жюри «Золотой маски — 2016». Как вы оцениваете итоги конкурса?

— Я хочу поздравить Пермский театр кукол, думаю, он на правильном пути. Что касается Пермского театра оперы и балета, мы не знаем, чем руководствовались члены жюри, которые приняли такое решение. Не стоит воспринимать это слишком серьёзно.Пермь остаётся одним из самых главных театральных городов. Экспертный совет выбрал от Пермского театра оперы и балета 26 номинаций — это уже говорит о том, что театр попадает в число лучших. Теодор Курентзис — один из самых талантливых дирижёров мира. Мне вообще кажется, он достиг таких высот, что ему уже можно отказаться от участия в конкурсах. Надо спокойнее относиться к решениям любого жюри, это не истина в последней инстанции.

«Золотая маска» сейчас переживает непростые времена. Это связано скорее с внешними реалиями. В последний год в театральной сфере происходит поворот, причём довольно силовой, от радикального театра в сторону большего традиционализма, к мейнстриму. Всё острое, новаторское, экспериментальное теперь воспринимается с большим знаком вопроса.

Мне же всегда казалось: для того чтобы участвовать в «Золотой маске», спектакли должны быть для этого театра шагом вперёд, потому что всё, что не развивается, деградирует. Как ни прекрасны были традиции, которые мы чтим, театр должен соответствовать сегодняшнему мироощущению — не важно, классика это, современная пьеса, опера или балет. Спектакль должен быть интересен нашему современнику. С помощью театра зритель должен что-то узнавать о себе. Я люблю театр, который действует, как ожог, когда нас что-то пронзает и мы начинаем понимать что-то новое про себя и свою жизнь.

Беседовала Екатерина Макарова