Сформированный в 1910 году в Перми 194-й пехотный Троицко-Сергиевский полк блестяще проявил себя на Первой мировой войне. Солдаты и офицеры демонстрировали чудеса храбрости и стойкости. Как одна из лучших воинских частей полк был представлен к награждению Георгиевским знаменем. Но в 1917 году положение меняется. Троицко-сергиевцам с фронтов Первой мировой пришлось оказаться на фронтах Гражданской войны. Порой оказывалось так, что бывшие однополчане в окопах Гражданской войны сражались друг против друга.

В пермской топонимике есть одно название, связанное с Троицко-Сергиевским полком. В 1979 году улицу Электрическую назвали именем «красного» участника Гражданской войны Николая Михайловича Быстрых. На Первой мировой Быстрых воевал в рядах Троицко-Сергиевского полка, принимал участие во взятии австро-венгерского города Гумённое, когда в конце 1914 года русские войска продвинулись глубоко на территорию противника и оказались неподалёку от венгерской столицы — Будапешта. Впоследствии Быстрых писал, что был награждён за ту операцию двумя Георгиевскими крестами. Правда, историческими документами это не подтверждалось. «Вообще личность загадочная, — говорит руководитель военно-исторического клуба «194-й пехотный Троицко-Сергиевский полк», историк Дмитрий Лобанов. — В его официальной биографии много мифов и выдумок, начиная с того, что он занимался революционной работой ещё до революции и заканчивая теми самыми Георгиевскими крестами. О его службе у красных тоже достаточно обрывочные данные».

Николай Быстрых

Николай Быстрых

Известно, что родился Николай Быстрых в Мотовилихе в 1893 году. В рядах Троицко-Сергиевского полка Быстрых оказался в самом начале Первой мировой войны. Он мог дослужиться до офицера, но произошла революция. Уже в октябре 1917 года он вступает в партию большевиков и начинает борьбу с «врагами революции». Служил в органах ЧК, в 1920–1921 годах принял самое активное участие в проведении жесточайшего красного террора в Крыму. А в 1919 году Николай Быстрых состоял в особом отделе 3-й армии, которая в то время противостояла Сибирской армии Колчака, где служил бывший однополчанин Быстрых — Николай Эскин.

Николай Афанасьевич Эскин, представитель известного пермского купеческого рода, во время Первой мировой войны сделал хорошую военную карьеру, дослужился до командира полка. Священник Троицко-Сергиевского полка Николай Яхонтов, который хорошо знал Эскина, так описывал этого человека: «…Кто из пермяков не знает весёлого и жизнерадостного полковника Эскина? Душа общества — гражданского и военного… Храбрость, самообладание, мужество его, основанное… на истинно рыцарском понимании долга службы — примерно. Отношение к нижним чинам — трогательно отеческое». Оказавшись в рядах белых, Эскин, к тому времени уже генерал-майор, командовал дивизией.

Николай Эскин

Николай Эскин

После поражения Сибирской армии Николай Эскин, в отличие от многих, не эмигрировал, и в 1937 году был расстрелян — за участие в мифической антисоветской организации «Союз спасения России». Вскоре его участь, только по другой статье, разделил и Николай Быстрых. Уже будучи заместителем начальника Главного управления Рабоче-крестьянской милиции НКВД, он был арестован ещё при наркоме Ежове, а расстрелян уже при Берии.

История бывших однополчан Эскина и Быстрых типична для того времени. Как типично и то, почему они, несмотря на длительный совместный боевой путь, оказались в Гражданскую по разные стороны баррикад.

— Солдаты больше оказывались в красных частях, — поясняет военный историк Дмитрий Лобанов. — Но это те солдаты, которые солдатами войну закончили. Я не говорю о тех сверхсрочниках, которые за время войны были произведены в офицеры. Они в большей степени, за редким исключением, оказались потом на стороне белых. Для них было важно: он, допустим, из крестьян, а заработал золотые погоны. Они всё равно ощущали себя уже немножко по-другому.

Иван Михеев

Иван Михеев

Яркий пример — история пермского крестьянина Ивана Васильевича Михеева, который за 23 года выслужился из рядовых в полковники, и даже некоторое время командовал нашим Троицко-Сергиевским полком, а во время Гражданской войны сражался на стороне белых. С другой стороны, произведённый в офицеры выходец из горнорабочих Иван Петрович Ермаков оказался потом командиром полка у красных.

Вообще схема «солдаты — к красным, офицеры — к белым» весьма условна, и далеко не в полном объёме отражает реалии Гражданской войны. Как в рядах белых оказалось множество простых солдат, так и в рядах Красной Армии было немало кадровых офицеров, в том числе троицко-сергиевцев. Офицер Генерального штаба, генерал-майор Александр Кондратьевич Ремезов, с декабря 1914 года до июля 1915 года командовавший Троицко-Сергиевским полком, а затем дослужившийся до командующего дивизией, в годы Гражданской войны у красных стал командовать армией. В рядах красных оказались и другие офицеры-троицко-сергиевцы: подполковник Масленников, поручик Шатан-Плюто, прапорщик Харитонов…

Александр Воропай

Александр Воропай

Но всё же больше офицеров нашего полка оказалось в рядах белых. Воспитанник Алексеевского реального училища города Перми, офицер Троицко-Сергиевского полка Александр Игнатьевич Воропай закончил Первую мировую войну в чине полковника и в должности командира 153-го пехотного запасного полка. В 1919 году, в разгар Гражданской войны, он пал смертью храбрых, сражаясь в рядах белых войск адмирала Колчака. Подполковник Александр Иосифович Манучаров летом 1919 года занимал у белых должность командира Пермского губернского отряда милиции особого назначения. Штабс-капитан Троицко-Сергиевского полка Вениамин Иванович Ушаков был мобилизован в Красную Армию, занимал должность военного следователя. В декабре 1918 года он перешёл на сторону белых и был назначен сначала чердынским, а затем красноуфимским уездным воинским начальником, дослужился до подполковника. Попав в плен к красным, долгое время Ушаков более-менее спокойно проживал в городе Перми, но в 1937 году всё-таки был расстрелян. В рядах белых войск сражались и многие другие троицко-сергиевцы — полковники Уфимцев и Теннис, капитаны Бакланов и Мрачковский, штабс-капитаны Иконников и Шубин, подпоручик Тиме… Надворный советник Влас Матвеевич Корелин, чиновник, заведовавший полковым оружием, в 1919 году также служил в белых войсках, вместе с ними отступил на Дальний Восток и, возможно, оказался в эмиграции в Харбине.

Среди тех, кто активно противостоял большевикам, были и представители духовенства. В частности, не принял новых порядков священник Троицко-Сергиевского полка Николай Яхонтов.

Юлий Шатан-Плюто

Юлий Шатан-Плюто

В здании нынешнего Пермского гарнизонного госпиталя до революции находилась одна из казарм 194-го пехотного Троицко-Сергиевского полка. В этом же здании находилась и полковая церковь, в которой служил священник Николай Яхонтов. В 1913 году к 300-летию Дома Романовых в Перми был возведён и полковой храм. Его план сохранился в Государственном архиве Пермского края, среди документов Пермской городской управы. Церковь освящал епископ Пермский и Соликамский Палладий. Иконостас был выписан в стиле творчества Васнецова. Но, предположительно, летом 1919 года, после того как красные вновь захватили Пермь, храм закрывают, а в 1921 году появляется распоряжение разобрать его и отправить строительный материал для нужд Красной Армии.

В этом храме и служил Николой Яхонтов после возвращения с фронта вплоть до своей мученической гибели в декабре 1918 года. Он публично выразил радость от того, что к городу приближаются войска адмирала Колчака. Его услышали, арестовали и казнили — утопили в проруби в Каме буквально за несколько дней до вступления в Пермь белых.

***

Первую мировую войну в России называли Второй Отечественной, Великой Отечественной или просто Великой войной. Но в 1917 году власть захватили те, кто призывал к поражению своей страны, — большевики. Первую мировую войну стали называть «чуждой», «империалистической». Подвиги миллионов русских воинов были преданы забвению в нашей стране. Лишь в 2014 году, когда в России торжественно отметили столетие начала Первой мировой войны, наконец-то на общероссийском уровне были признаны заслуги наших предков-ветеранов, и по всей стране начали открывать памятники русским воинам Великой войны.

Но в Перми уже с конца XX века проявляют заботу о сохранении и увековечивании памяти солдат и офицеров Троицко-Сергиевского полка. Так, усилиями военно-исторического клуба «194-й пехотный Троицко-Сергиевский полк» уже проводились памятные мероприятия, даже был создан мемориал на Егошихинском кладбище, на могиле офицера нашего полка, штабс-капитана Николая Григорьевича Заозерского, погибшего в ходе газовой атаки в 1916 году. Руководителю военно-исторического клуба Дмитрию Лобанову за несколько лет поисков удалось установить имена и личные данные более двухсот солдат, офицеров и чиновников полка. Часть информации находится в Государственном архиве Пермского края. Например, дело младшего унтер-офицера Максима Осиновских. Он погиб в конце 1914 года, как раз под занавес боёв за Венгерскую равнину. В архиве хранится фотография русского воина, письма жены, которая пыталась разыскать без вести пропавшего на войне мужа. Но самое главное — письма, которые Максим Осиновских писал домой. Последнее из них датировано 22 ноября 1914 года, за три недели до его гибели: «Здравствуйте, милые мои родители: тятя и родимая крёстная Александра Сергеевна… Не знаю, что будет вперёд. Затем я извещаю вас, что с 26-го сентября и до 22-го октября был сильный бой, но всё-таки Бог нам помог и… австрийцы отступили… Ну, словом, переносили холод, голод, так что, если написать подробно, то ни за что не поверите, да я и сам бы не поверил, что человек или солдат может переносить такие лишения… Но за 26-дневный бой меня произвели в унтер-офицеры и назначили Георгия крест. В скором времени получу… Пишите мне на адрес: Киевская почта, Действующая армия, 24-й армейский корпус, 194-й Троицко-Сергиевский полк, 15-я рота… Затем прощайте, целую вас и детей несколько раз».

В краевом архиве хранятся и документы ротного командира Троицко-Сергиевского полка, поручика Юлия Ивановича Шатан-Плюто. С сентября 1916 года он командовал батальоном 107-го пехотного запасного полка, дислоцировавшегося в Перми. Вскоре в Перми появился университет, и молодой офицер стал его вольнослушателем. В нашем архиве можно увидеть паспорт Шатан-Плюто, его студенческий билет, аттестат с оценками. Учёбе помешала Гражданская война. В апреле 1918 года Шатан-Плюто оказался в рядах Красной Армии и со временем дослужился до командира бригады.

Несколько лет назад в центре Перми при разборе старого здания были найдены погоны, принадлежавшие некогда солдату 194-го пехотного Троицко-Сергиевского полка. Неизвестно, сколько ещё подобных артефактов, документов и фотографий, относящихся к нашему полку и тем, кто в нём служил, находятся в частных руках, у потомков солдат и офицеров, в России или за границей.

 

Вячеслав Дегтярников

Дмитрий Софьин

Фото: www.istorjk.narod.ru, www.fnperm.ru