В четверг, 7 июля, в эфире Пятого канала был показан репортаж о катастрофическом положении службы скорой помощи в Соликамском районе Пермского края. Всё настолько плохо, что медики уже не могут молчать, несмотря на то что все главные врачи края под дамокловым мечом краевого минздрава: любого из них могут выгнать с работы без объяснения причин.

Напомню, что месяц назад была обнародована бумага Пермского краевого медицинского информационно-аналитического центра, подотчётного краевому минздраву. Согласно ей, на один терапевтический участок не должно быть более 11 вызовов скорой помощи и не более одного умершего в неделю.

Разразился скандал федерального уровня, о пермской «квоте на покойников» узнала вся страна. Минздрав края пытался неудобоваримо объясниться: мол, это некая случайная «техническая ошибка». На самом деле это объяснение — обыкновенное враньё. И коллеги с Пятого канала ярко это доказали.

…В частности, с середины мая на электронную почту Андрея Лукьянченко, главврача Соликамской ЦРБ, регулярно приходит сообщение одного и того же содержания. Главврачу постоянно напоминают: на одного участкового терапевта должно приходиться 11 выездов скорой помощи и одна смерть в неделю. Норматив превышать не рекомендуется. Лукьянченко воспринял инструкцию как некорректную и не сообщил о ней подчинённым.

Но что можно скрыть в провинции, особенно если речь идёт о здоровье людей? На самом деле врачи «скорой» об этой бумаге знают и, несмотря на «рекомендацию» чиновников, выезжают на все вызовы без исключения. А Людмила Лукьянченко, главный врач станции скорой помощи Соликамска, рассказала: «Нам финансы дали на определённое количество вызовов. Пытаются спланировать скорую помощь! Как можно планировать экстренную службу?..»

Так что «квота на покойников» практически подтверждается — сколько денег, столько и выездов. И как хочешь. Мало того: нынче в Пермском крае не велено умирать от рака, СПИДа и, к примеру, от туберкулёза сверх положенной статистики. Та же главврач соликамской «скорой» объясняет: «Человек умер от туберкулёза, но надо, чтобы врачи написали причину другую, которая не мониторится».

«Перерасход» вызовов скорой помощи более всего ударил медиков в глубинке Пермского края. Заведующий Керчевской участковой больницы Николай Остренко на всю страну сообщил, что летом в «скорую» обращаются около 30–35 человек в неделю. А зимой, весной и осенью больше, поскольку живут там в основном пожилые люди с хроническими заболеваниями.

Причём, согласно документам краевого ФОМС, финансирование скорой помощи в Соликамске сокращено в этом году на 44%. А врачи соликамской «скорой» говорят, что втрое! В результате — острый дефицит лекарств, особенно экстренного действия. И медики вынуждены порой покупать эти препараты в аптеке на свои деньги. Аналогичный репортаж можно было бы снять практически в любом уголке Прикамья, потому что медицинская помощь в крае просто планомерно уничтожается.

По факту директивы «одиннадцать один», как прозвали медики «квоту на покойников», прокуратура начала проверку. Виталий Дымолазов, начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Пермского края, сообщил Пятому каналу, что прокуратура предъявила исковое заявление к правительству Пермского края.

В свою очередь пермское отделение ОНФ обратилось в Росздравнадзор с просьбой проверить деятельность минздрава Пермского края: если в 2005–2013 годах показатели здоровья населения Пермского края улучшились, то с 2015 года значительно ухудшились. А хорошего ждать неоткуда — в 2016 году финансирование амбулаторно-поликлинической помощи сокращено на полмиллиарда рублей. Уже ободранную как липку скорую помощь урезали в деньгах ещё без малого на 10%. На круглом столе по проблемам здравоохранения на площадке народного фронта министр здравоохранения Пермского края Ольга Ковтун отрицала всё: с её точки зрения, у нас с доступностью медицинской помощи всё прекрасно.

— Ковтун утверждает, что Пермьстат «неправильно считает»! На кричащие факты она отвечает, что у «неё таких фактов нет». А главное, ей, видимо, глубоко безразлично здоровье пермяков. Ей нужна только красивая статистика, — сказала член штаба пермского народного фронта Дарья Эйсфельд. — Это тот самый случай, когда «плюнь в глаза — скажет, что божья роса».

А депутат Госдумы Григорий Куранов, исполняющий обязанности руководителя региональной рабочей группы ОНФ «Социальная справедливость», чётко сказал:

— Если пермский минздрав и далее вместо работы над реальным повышением качества оказания медицинской помощи населению будет замалчивать проблемы и заниматься замазыванием статистики, истинных результатов, то потребуются жёсткие меры.

Позволю себе своё видение этих жёстких мер. Во-первых, недовольство доступностью и качеством медицинской помощи стоит в пятёрке самых больных проблем в жизни населения нашего края. По этому показателю Прикамье в тройке худших регионов страны. А Саратовская область, по данным ОНФ, где и близко нет наших возможностей оказания медицинской помощи, — в тройке лучших. Никаких чудес: саратовцам со здоровьем повезло, у них нет в минздраве Ольги Ковтун и её аппарата.

А во-вторых, в 2009 году в газете «Наш единый край» в беседе с Г. П. Тушнолобовым, который был в то время секретарём регионального политсовета «Единой России», я спросила, является ли эта партия партией власти в нашем крае? И Геннадий Петрович чётко сказал, что не является, потому что в руководстве исполнительной власти края нет единороссов.

Но сегодня-то ситуация иная, власть у нас уже пятый год, как переменилась; и председатель краевого правительства — господин Тушнолобов, и двое его заместителей — однозначно единороссы. А в крае нынче стартовали Большие выборы. И это уже достаточное основание, чтобы избавить Прикамье от разрушительных действий краевого министра здравоохранения. Дать оппозиционным партиям против «Единой России» такой электоральный козырь, как эта чиновница, мне, как единороссу, представляется верхом политического легкомыслия.