Президент Союза архитекторов Прикамья, почётный архитектор России Сергей Шамарин предпочитает современные, эксклюзивные и необычные вещи. Он ценит материальные предметы за их оригинальность, а духовные вещи за возможность внутренне обогатиться и всегда находится в их окружении.

Библия

SAS_9538

Библия — это история человеческой цивилизации, глупо было бы её каким-то образом отвергать. У меня есть несколько Библий, но эта уникальная. Дело в том, что она иллюстрирована витражами Марка Шагала на библейские сюжеты. Я думаю, что у меня единственный экземпляр этой Библии в России. Высокое качество издания и содержание иллюстраций не оставляют сомнений в том, что эта вещь является культурной ценностью. Удивительно, но я купил её в обычном сувенирном магазине во время архитектурной поездки в Мюнхен. Эта Библия на немецком языке с иллюстрациями российского, белорусского и французского художника еврейского происхождения.

«Чехов», фарфоровая скульптура

SAS_9546

Это произведение известной художницы Натальи Корчёмкиной, я приобрёл его на выставке с чеховской темой в галерее «Марис-Арт». Скульптура очень изящная и сделана с долей иронии, подчёркивающей особую чеховскую духовность. Мне нравится ироничное отношение Чехова к судьбе человека, его тонкий юмор. Но самое главное — это, конечно, язык! Даже Эрнест Хемингуэй признавал, что ему не превзойти Чехова. Он писал так, как будто мы свидетели его сюжетов. Мне было бы тяжело без чеховского юмора. Я часто его цитирую и считаю, что Чехов и сегодня остаётся современным.

Виниловая пластинка Джона Колтрейна

SAS_9565

В моей коллекции более 1000 виниловых пластинок джаза. В джазе я особенно люблю авангард — то, что не укладывается в представления нашего времени. Я воспринимаю джаз как напряжённую встряску, это очень красивая, но непонятная для неподготовленных людей музыка. У меня много любимых композиторов джазовой музыки, но особенно потрясли композиции Джона Колтрейна. Он изобрёл ладовую систему, и джаз стали играть не только на основе блюза. Колтрейн далеко ушёл от развлекательного джаза, он писал философскую, углублённую музыку. Это музыка в себе, требующая внимания, погружения, доверия.

Инструменты для черчения

SAS_9570

Моя профессия — это рисование, черчение, поэтому у меня много чертёжных приборов, карандашей, ручек. Здесь есть ручка с золотым пером знаменитой фирмы Rotring, которая обслуживает всех проектировщиков, архитекторов, дизайнеров; большой «железный» карандаш, сделанный с лифтом, который выталкивает его из футляра; ручка дизайна самого Ричарда Мейера, который спроектировал здание Музея современного искусства в Барселоне. У меня нет простых вещей, каждый прибор уникален именно тем, что он связан с конкретным местом и конкретным настроением. Здорово, когда человека окружают такие вещи, — это вдохновляет на создание чего-то нового.