КолущинскаяПрежде всего затрону историю вопроса. В 1991 году погиб СССР, а вместе с этим рухнула так называемая обязательная подписка на газеты. У нас было три большие газеты: «Звезда», «Вечерняя Пермь» и «Молодая гвардия» — органы пермских обкома и горкома КПСС и обкома ВЛКСМ. Издавать газеты стало не на что.

«Молодушка» некоторое время продержалась на подписке книг Валентина Пикуля, безумно популярных в то время. Мы с Петром Каменских, журналистом «Звезды», издали трёхтомник «Великие сказочники мира» по сто тысяч экземпляров каждый том; книг в принципе было очень мало, особенно детских, этот трёхтомник можно было приобрести, только подписавшись на «Звезду», и газета на полтора года сохранила достаточный тираж.

Бизнеса, заинтересованного в имиджевой рекламе в СМИ, было в то время раз-два и обчёлся: Пермкомбанк, банк «Заря Урала», «Экс-лимитед» и структуры Андрея Кузяева. А мы с Каменских придумали вкладку в «Звезду», газета раз в неделю стала выходить на шести полосах, на вкладке были материалы о бизнесе, и за счёт этого в основном издавалась газета.

В какой-то момент редактор «Звезды» Сергей Трушников опубликовал очень резкий публицистический материал против членов так называемого «Нашклуба» — неформального объединения в лице как раз перечисленного бизнеса, который поддерживал «Звезду».

«Нашклуб» обиделся, общаться со «Звездой» перестал и в пику ей учредил газету «Местное время», которая стала выходить тиражом около 5 тыс. экземпляров, но и это стало проблемой для «Звезды». В итоге руководство газеты откомандировало меня мириться с пермскими акулами бизнеса. Мы встретились в комнате переговоров ресторана «Европейский», располагавшегося с торца бывшей «Стометровки», напротив «Горьковки». В итоге обошлось: мудрый Трутнев погасил конфликт и, коротко говоря, из звездинской тогдашней рубрики «Клуб журналистов «Капитал» выросла газета «Капитал Weekly».

Тем временем развивалась первая пермская газета, учреждённая вне КПСС, — «Пермские новости», возникли газеты «Меридиан» и «Досье 02». В газеты пришли менеджеры, некоторые журналисты сами вполне преуспели в этом деле.

А в начале 1997 года по инициативе мэра Перми Ю. П. Трутнева О. А. Чиркунов организовал издание газеты «Местное время» тиражом 250 тыс. экз. — в каждый пермский почтовый ящик. Это была первая в России бесплатная общественно-политическая газета массового тиража. Но, по моему мнению, эксклюзивность этой газеты в то время была даже не в тираже или бесплатности. Это, безусловно, была газета пермского мэра. Но собственно «трутневский пиар» был на её страницах буквально в гомеопатических дозах. Трутнев был на полосах не в портретах и славословии: «МВ» продвигало в сознании пермяков трутневскую идеологию возрождения Перми.

Особо отмечу, что в большинстве районных газет администрации муниципалитетов не являются их единственными учредителями; есть и газеты вообще вне административного ресурса. И по пермской традиции районная и городская власти в территориях не являются для газет, равно как и местного ТВ, надсмотрщиками. К СМИ местная власть Прикамья всегда относилась с уважением.

Люди, к которым аффилируют СМИ, прежде всего осуществляют в медийном поле бизнес-проекты. Совокупный рекламодатель стоит у нас в регионе около трёх миллиардов рублей. В этом смысле свобода слова у нас вполне гарантирована. Разумеется, и у медиахолдингов, и у отдельных газет есть хозяева-учредители. Но держать газету массового тиража в политических целях в провинции просто глупо: у нас что, политическая борьба происходит? За что такое «политическое» можно бороться в регионе России при помощи средств массовой информации?! И, пожалуйста, не надо говорить про выборы. Чтобы выиграть мандат куда угодно, палить миллионы годами не надо.

Журналистов никто в кандалах в редакции не приводит, и никто под страхом порки и увольнения не заставляет их писать то, о чем они не хотят говорить. Так что СМИ, кому бы они ни принадлежали, говорят и показывают то, что нравится журналистам. Иными словами, те же политические идеи в СМИ объединяют журналистов с их владельцами.

Для читателя-зрителя-слушателя СМИ должно быть интересно, и только тогда оно интересно для бизнеса. А для этого нужен яркий творческий коллектив. Гнобить журналиста политической цензурой типа «ты про N хорошо писать не смей, ты пиши хорошо только про Р» — это глупость. Уже хотя бы потому, что хорошему журналисту, во всяком случае в нашем городе, всегда найдётся работа и он в любой момент может наплевать на хозяина.

И есть обратная связь. К примеру, я никогда не стала бы работать в газете, где некто гр. С. представляется политической звездой Прикамья и его финно-угорских окраин. Но ведь и я в такой газете абсолютно не ко двору. Так что и я, и это СМИ, равно и иные, безусловно независимы. Причём сами по себе СМИ, учреждённые всё равно какими бизнес-структурами, на самом деле существенно независимее, чем любой журналист.

Потому что журналист тотально зависит от своего мировоззрения, своих социально-экономических, политических и культурных взглядов. А также от размера, если угодно, внутреннего цензора. Свобода слова соседствует с принципом: «Когда говоришь то, что думаешь, — думай, что говоришь». Среди нас, журналистов, немало чеховских беликовых, которые живут по принципу «как бы чего не случилось». Честно говоря, я не понимаю, как они выживают: они же неинтересны читателю! В общем они к месту только в так называемых СМИ, круто аффилированных к местной власти. Но только в том случае, если пиар-служба этой власти — гоголевские дубиноголовые Коробочки. Пролистаешь такую газету, и сразу виден незавидный интеллектуальный уровень местной администрации. Но практика показывает, что долго такие СМИ не живут.

Так что вдруг возникший модный разговор о том, что СМИ нынче «чьи-то» и в этой связи свободы слова в них нет, — бред. Свободы слова в обществе ровно столько, сколько в принципе гражданских свобод хочет иметь это общество. А кому какие СМИ принадлежат, значения не имеет. Базы для дискуссии я в этой теме не вижу. Так, разве что просто поговорить.