После истории со спонсированием минкультом соревнований по метанию коровьих лепёшек большинство думает, что министра культуры хуже, чем Игорь Гладнев, трудно себе представить. Однако это не так. Всё могло быть гораздо, гораздо безнадёжнее. «Пермь.Утопия» составила список кандидатов, которые докажут любому здравомыслящему человеку, что Игорь Гладнев — всего лишь меньшее из зол.

Юрий Куклачёв

Выставки породистых «британцев», тематические вечеринки хозяев домашних питомцев, фестиваль «Барсик и Мурка», реорганизация бесхозных площадей под питомники и приюты и наконец создание специальных маршрутов общественного транспорта для владельцев хвостатых-усатых, — вот тренды, заложенные министром Куклачёвым. Медленно, но верно кабинеты чиновников минкульта пропитываются характерным едким запахом, у сотрудников министерства появляется обязательный дресс-код — ростовые костюмы животных семейства кошачьих. Работать сюда с большим удовольствием идут одинокие женщины бальзаковского возраста, которые приветствуют друг друга особым корпоративным возгласом — троекратным «мяу».

Николай Расторгуев

В крае наблюдается резкий рост патриотических настроений: все офисы, детские сады и ночлежки начинают работу с исполнения гимна или композиции «Комбат» (на выбор). Проводятся многочисленные фестивали исторической реконструкции, организуются экскурсионные маршруты по местам боевой славы. Чиновники министерства культуры вместо должностей и деловых костюмов получают звания и военную форму: глава ведомства, к примеру, становится генералиссимусом; к своим подчинённым на летучках он обращается: «господа офицеры». По любому маломальскому поводу в городе «запускают» парад или конкурс патриотической песни — в честь Дня народного единства, в честь праздника Ивана Купалы, в честь санитарного дня в Горьковской библиотеке…

Зураб Церетели

Гигантомания во всех своих проявлениях захватывает и укореняется в городе. Скромные здания районных ДК перестраиваются и превращаются в раздутых мастодонтов с обхватистыми колоннами, широко раскрытыми глазницами окон, ощетиниваются кованой металлической вязью винтовых лестниц, запахиваются, как в тяжкий саван, массивными двустворчатыми дверями. В городе, как грибы после дождя, один за другим появляются Скульптуры. Да, с большой буквы. С очень большой буквы. На городских улицах теперь увековечены все те, кого ранее обходила стороной историческая справедливость: Сперанский, де Геннин, все до единого губернаторы, герои минувших войн и прочие персонажи пыльных хроник. «Раз культурной не дано, так будем же скульптурной столицей», —заявляет министр Церетели и в честь этого события отливает самого себя в бронзе.

Кори Тейлор, солист группы Slipknot

24 часа в сутки, семь дней в неделю через громкоговорители на город выплёскивается хрипящая и будто бы захлёбывающаяся музыка: министр культуры взял курс на массовое приобщение пермяков к жёсткому грув-металу. Для создания соответствующей атмосферы в городе не зажигают фонарей. Среди сгустившейся тьмы и чудовищного грохота по центральным улицам вышагивает министр культуры, облачённый в окровавленный комбинезон, и инспектирует проведение детских утренников. Детям он вручает миниатюрные бас-гитары, а их родителям — крепкие кожаные ремни. На всякий случай.