Любимые вещи Владимира Гладышева

img_9889Краевед, писатель Владимир Гладышев называет себя «хранителем памяти». Но он заботится не только о наследии своей семьи  ̶ многие люди доверяют ему свои истории. «Пермской трибуне» Гладышев рассказал о вещах, которые в первую очередь будет выносить из дома в случае пожара.

Роман «Бесы»

img_9824

Это ещё дореволюционное издание «Бесов» Достоевского. Его мне передало одно уважаемое старинное пермское семейство. Их предки выписывали на страницы книги мудрые мысли о жизни и смерти. Есть аргументы, которые подтверждают основные выводы автора, а есть, наоборот, которые спорят с ними. Главное, что этой книгой владел человек мыслящий. Судя по тому, что слова написаны с ятями, пометки в книге начали делать ещё до революции. Рядом с книгой   ̶ нож из слоновой кости. Его мне подарили на юбилей краеведы. Это трофей русско-японской войны.

Ордена отца

img_9831

Я заведующий памятью нашей семьи. Отец у меня фронтовик, его тяжело ранило под Ленинградом. Один из орденов, утраченных во время бесчисленных путешествий по госпиталям, я помог ему восстановить, когда уже сам служил.

Отец умер в 1977 году, и после этого каждый год 9 мая родственники собираются у его могилы, а я приношу ордена. Думаю, что у отца должна быть ещё награда за оборону Ленинграда, ведь именно там он получил серьезное ранение. Этим я ещё займусь, чтобы восстановить историческую справедливость по отношению к родному человеку.

Крымский этюд

img_9837

У меня есть собрание художественных работ и документов, связанных с одним из первых пермских живописцев – Алексеем Несторовичем Зелениным. Я написал о нём очерк, и в один прекрасный день мне позвонила его родственница. Она сказала, что у неё есть документальная часть его наследства, а также этюды и графические эскизы. Всё это она передала мне. И я стараюсь оправдать её доверие. Езжу на конференции, рассказываю о Зеленине. Планирую издать книгу о его жизни. А этот этюд висит у меня в кабинете как напоминание о том, что это нужно сделать.

Перо Терпиловского

img_9866

Генриха Терпиловского называли отцом советского джаза. Мы с ним были знакомы, я тогда был молодым журналистом, а он писал в нашу газету про музыку. Позже я написал о нём книгу. Его вдова доверила мне даже лагерные дневники. Все материалы, как это обычно бывает, после написания книги сдал в архив. Но себе оставил перо Терпиловского, выточенное зэками. Терпиловский много лет пробыл в лагерях, освободился только после смерти Сталина. А перо было сделано в 1940-х годах. У меня есть коллекция ручек, и оно там занимает достойное место.