Сергей Побываев: Экономический потенциал охоты в нашей стране недооценён

Сергей Побываев

Сергей Побываев, экономист

Экономист, ведущий научный сотрудник Финансового университета при правительстве РФ Сергей Побываев рассказал «Пермской трибуне» о коммерческих перспективах охоты для страны.

Вы согласны, что экономический потенциал охоты в настоящее время недооценён? Видите ли вы коммерческие перспективы этой отрасли?

– Действительно, потенциал этой отрасли в нашей стране недооценён. Если посмотреть на западные страны, то там дело обстоит иначе.  Я всегда привожу такой пример: в Соединенных Штатах Америки оборот охоты, рыбалки и экологического туризма составляет примерно 145 миллиардов долларов в год. Эта сумма сопоставима с нашими нефтегазовыми доходами. Конечно, в Штатах ёмкость рынка выше, а население больше, но тем не менее, эта цифра говорит сама за себя. Если у нас охота воспринимается как некая вспомогательная сфера, то в США  ̶  это вполне себе успешный бизнес, приносящий хороший доход.

В России всё упирается в организацию. И основные проблемы охоты лежат вне рамок самой отрасли. Это вопрос общего делового климата, организации общества. Возьмём для примера один из самых развитых штатов США  ̶  Техас, где сосредоточены развитое сельское хозяйство, которым пользуется половина Америки, и огромная высокотехнологичная индустрия. В это же время оборот охоты, рыбалки и экологического туризма там составляет 9 млрд долларов. Это мощный бизнес. Для сравнения, там существуют сотни и тысячи ранчо, на которых есть подготовленная охота, где для отстрела даётся 70 видов экзотических животных. В Штатах легко вести подобный бизнес, поскольку у них есть понятные всем правила игры. В том же Техасе есть 60 типов лицензий на деятельность, связанную с эксплуатацией воспроизводимых природных ресурсов. Например, ты купил лицензию на сбор жемчужных ракушек за 52 цента на год и тебе никто не мешает. А можно купить лицензию на притравку гончих, лицензию на организацию подготовленной охоты, лицензию на наблюдения за подводным миром и т. д. Разные лицензии стоят разных денег, разумеется.  Ещё раз подчеркну: это все происходит в Техасе, с его высокоразвитой промышленностью и сельским хозяйством. А люди не брезгуют зарабатывать на всем, поэтому все в выигрыше.  Поэтому объем экономики одного только Техаса сопоставим с аналогичным показателем экономики России. Этот аспект организации охоты у нас хромает, а ведь могли бы…

Коммерческая рекреация в условиях дикой природы процветает не только в США, но и в Европе, в частности, в Скандинавии, в Германии – там это мощная индустрия. В ряде стран отрасль находится под серьезным контролем государства.

ohota2

Что еще мешает развитию охоты в России?

Ряд проблем связан с недостаточным образованием и экологическим сознанием. Очень часто, если брать деятельность наших охотничьих хозяйств, охота в лучшем случае бывает безубыточна. В худшем – это убыток, а такие хозяйства зарабатывают на том, что туда приезжают люди для веселого времяпровождения. Так получается оттого, что в российском менталитете существуют представления о том, что если ты выехал на природу, то там нужно не рыбачить и охотиться, а беспробудно пить.  С этим можно бороться только путем образовательных мер. И здесь могли бы помочь общественные охотничьи организации, которые в настоящее время приходят в запустение. В былые годы стать охотником было не столь просто: надо было пойти кандидатский стаж, и на деле доказать, что тебе это дело интересно, и ты обладаешь определенным уровнем экологической культуры. Были школы юного охотника. Сегодня ничего этого нет, а где есть, то – чистая формальность.

 Может ли охота стать прибыльным бизнесом, приносящим доходы в бюджет? Что конкретно нужно сделать?

– У нас в стране очень много говорят о развитии бизнеса. Но этим всё и заканчивается. Необходимо перестать опекать малый бизнес, расширить патентную систему, создать условия, чтобы люди могли зарабатывать сами, решить проблемы, связанные с арендными отношениями, продажами сервитутов охоты, и всё это сразу же увеличит деловую активность населения.

То есть для каких-то коммерческих перспектив отрасли в первую очередь необходимы законодательные изменения?

Естественно, необходимо создать понятные для всех правила игры. Не так давно была опубликована Концепция развития охотничьего хозяйства страны до 2020 года. Да, в ней что-то прописано, но этого явно недостаточно для того, чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки. При этом, естественно, нужно не забывать и образовательной составляющей.

Кроме экономики, какие плюсы от развития охоты вы видите?

– Недавно в Международном институте Питирима Сорокина и Николая Кондратьева прошёл круглый стол «Оптимизация национальных систем управления рекреационными природными ресурсами: опыт, приемлемый для России», где в том числе были рассмотрены вопросы организации охоты. Там отмечалось то, что охота, рыбалка и экологический туризм имеют огромный потенциал для укрепления здоровья нации. В СССР, например, в октябре 1921 году было принято решение о создании военно-охотничьего и рыболовного общества. Понятно, что в условиях, когда Гражданская война ещё не в полной мере закончилась, это общество создавалось не для того, чтобы занять досуг бойцов и командиров РККА. Сделано это было для того, чтобы обучить людей определенным навыкам. Кто такой охотник? Прежде всего, это человек, который неплохо ориентируется в пространстве и хорошо стреляет. Так, сибирские полки в 1941-м году, состоящие в основном из охотников, очень хорошо показали, что такой опыт может иметь в том числе военное значение.

ohota1_

Может ли спортивная охота и рыбалка в России рассматриваться как туристическая подотрасль?

– К сожалению, у нас сейчас сложилась такая ситуация, что, унаследовав от советского времени снисходительное и пренебрежительно отношение к охоте и рыбалке как к сфере досуга небольшой группы чудаков, государство не уделяет в своей стратегии должного внимания этой области. Поэтому спортивная охота и рыбалка у нас ещё очень слабы как туристическая подотрасль. Кроме того, индустрия экологического туризма у нас ещё только-только складывается и институционально не оформлена.

Думаю, что если государство заинтересовано в том, чтобы получить и сферу серьезного бизнеса, и индустрию оздоровления населения, то оно должно в этой отрасли предпринимать какие-то шаги. В первую очередь по созданию предпринимательской среды в области использования воспроизводимых природных ресурсов.  Частная инициатива не заставит себя ждать, а государство окупит свои инфраструктурные усилия сторицей: оно получит охрану угодий, а следовательно рост биоразнообразия, серьезный бизнес, платящий налоги, повышение уровня здоровья населения и большое число хороших людей.  Почему?  ̶  спросите вы. А так получается, что общение с дикой природой в виде охоты, рыбалки или просто наблюдений, что сейчас зовется модным словечком – «вотчинг», облагораживает человека, делает его естественнее, мудрее и спокойней в общении.  Наконец, понятие «Родина» лежит где-то в лесах и полях, а не в истерических писаниях квасных литераторов. И оно там, в поле, гораздо крепче, чем в бумаге.  Потому что охотники знают цену времени, цену усилию, цену  красоте, цену жизни и смерти, цену настоящему и наносному. Недаром Иван  Сергеевич Тургенев как-то заметил: «Знавал я одного помещика, страстного охотника, а значит, хорошего человека». Это ведь не просто так.

 

Беседовал Кашников Денис,

Интервью было опубликовано в «ПТ» от 15 июня 2015 года