Участники хора Пермского театра оперы и балета musicAeterna Валерия Сафонова (хормейстер, сопрано), Дмитрий Камалетдинов (баритон) и Евгений Икатов (бас) рассказали «ПТ» о своих любимых музыкальных произведениях, о специфике пения в хоре, а также поделились размышлениями об уникальности и философии musicAeterna

Дмитрий Камалетдинов: Возможно, театр создан для того, чтобы лечить человеческие души

Дмитрий Камалетдинов: Возможно, театр создан для того, чтобы лечить человеческие души

Чем пение в хоре принципиально отличается от сольного исполнения?

Евгений Икатов: Хор — это пение в составе 20–40 человек, и все свои амбиции нужно забыть, хотя у нас очень много вокалистов, которые имеют сольные голоса.

Валерия Сафонова: В хоровом пении самое важное — это ансамбль. Это значит, что нужно динамически, интонационно, тембрально и музыкально петь в ансамбле, то есть быть в одном направлении и на одной волне с остальными.

Может ли сольный исполнитель петь в хоре?

Валерия Сафонова: Почему-то в российских вузах вокалистов всегда предостерегают от хорового пения. На западе другая школа, там многие солисты начинают с пения в хоре, и для них это абсолютно естественно. У нас принято петь очень громко, широким звуком с большим вибрато, и считается, что солист не должен ни под кого подстраиваться. Но если ты поёшь в ансамбле, ты не можешь петь так, как хочешь. Мне кажется, что для вокально образованного музыканта пение в хоре — это не проблема.

Евгений Икатов: Где-то приходится «на горло себе наступать», чтобы быть в одном звучании с остальными. В нашем хоре нет голосов, которые не нужны. Коллектив хорош тем, что каждый человек занимает своё место.

Кто может попасть в ваш хор? Какими качествами должен обладать участник musicAeterna?

Валерия Сафонова: В наш хор может попасть профессиональный певец с приятным голосом и золотым характером. Человеческий фактор очень важен. Единственная наша проблема в том, что в Перми нет консерватории, поэтому люди должны приезжать из других городов.

Евгений Икатов: Хор — это пение в составе 20–40 человек, и все свои амбиции нужно забыть, хотя у нас очень много вокалистов, которые имеют сольные голоса

Евгений Икатов: Хор — это пение в составе 20–40 человек, и все свои амбиции нужно забыть, хотя у нас очень много вокалистов, которые имеют сольные голоса

Евгений Икатов: В любом случае это должен быть профессионал. И музыкант-исполнитель, и человек с большой буквы. Я считаю, что профессионализм выражается также в том, чтобы скрыть свои недостатки, потому что людей без недостатков не бывает, и показать свои достоинства.

Какая атмосфера в хоре? Есть ли у вас традиции, ритуалы?

Валерия Сафонова: Мы надеемся и верим в любовь, стараемся не переходить на казённые отношения. Теодор Курентзис прививал нам студийную атмосферу, и Виталий Полонский воспитан в этих традициях дружбы, любви и общей музыки. Мы всегда поздравляем коллег с днём рождения, поём церковное пожелание «Многая лета», оркестр играет торжественные фанфары. Это, безусловно, наш ритуал.

Евгений Икатов: Важно, что отношения строятся на доверительности, нам доверяют — мы доверяем. Это, на мой взгляд, основание для того, чтобы можно было творить.

Какое ваше любимое музыкальное произведение?

Валерия Сафонова: Я очень люблю старинную западную музыку ещё с консерваторских времён, на мой взгляд, Бах и Моцарт — это абсолютно гениальные композиторы. Их музыка очень чистая, простая, лечебная, она у меня все стрессы снимает.

Евгений Икатов: Моё самое любимое произведение это «Дидона и Эней» Пёрселла.

Дмитрий Камалетдинов: Мне нравится «Королева индейцев» Пёрселла. Это опера, в которой соединилось очень многое: прекрасный хор, музыка, режиссура Питера Селларса, Теодор Курентзис и выдающиеся солисты.

Валерия Сафонова: Наш хор отличается редкой мобильностью и в плане репертуара, и в плане нашей гастрольной жизни.

Валерия Сафонова: Наш хор отличается редкой мобильностью и в плане репертуара, и в плане нашей гастрольной жизни

Что отличает musicAeterna от других хоров?

Дмитрий Камалетдинов: Я думаю, универсальность. Мы поём музыку эпохи барокко, современную и русскую духовную музыку. Мы выступаем как камерный хор на сцене, а также принимаем участие в операх. А в «Оранго» Дмитрия Шостаковича мы поём и танцуем, как балет.

Евгений Икатов: Я считаю, что хор musicAeterna — это феномен. Художественный руководитель и главный хормейстер musicAeterna — незаурядные личности. И сам коллектив, который собран со всей России, — это тоже люди феноменальные. В своей жизни я немного встречал коллективов, которые за пять лет достигали определённой вершины. Я имею в виду, конечно, прежде всего зарубежное признание. Сам факт того, что Зальцбургский музыкальный фестиваль пригласил наш хор выступить, говорит о многом. Звучание musicAeterna вдохновляет композиторов на написание музыки. Например, Филипп Эрсан создал оперу Tristia, которую мы исполнили.

Валерия Сафонова: Наш хор отличается редкой мобильностью и в плане репертуара, и в плане нашей гастрольной жизни. Обычный филармонический хор живёт по плану. Мы существуем всего пять лет, и у нас постоянно происходит что-то новое. Каждый год мы поём что-то, чего раньше никогда не видели, меняем амплуа. Люди, которые добиваются высокого качества в чём-то, обычно узкоспециальны, редко кто поёт и Вагнера, и Пёрселла. А мы можем! Наш художественный руководитель Теодор Курентзис — уникальный музыкант. Всё, что он делает, для меня очень важно, близко и интересно. Он толкает нас на эксперименты, заставляет делать невозможное и верить в невозможное.

Есть ли у musicAeterna своя философия, сверхзадача?

Евгений Икатов: Я думаю, изменить этот мир к лучшему хотя бы на один процент. Добавить в мир доброты, света, тепла.

Валерия Сафонова: Люди, которые занимаются музыкой, конечно, большей частью делают это для себя, для своего удовольствия. Но когда мы выходим на сцену, мы несём за это ответственность перед зрителями за качество исполнения и за ту энергию, которую мы несём.

Дмитрий Камалетдинов: Для меня магия театра до сих пор не совсем понятна. Почему одни люди приходят в тёмный зал, а другие выходят в свет сцены? На мой взгляд, одна из сверхзадач — это не только нести добро, менять людей в зале к лучшему, но и задавать фундаментальные вопросы. Для чего мы живём? Кто мы? Что будет дальше? И, может быть, давать ответы. Люди приходят в театр со своей болью, и мы можем помочь им в решении каких-то проблем. Возможно, театр создан для того, чтобы лечить человеческие души.

 

Беседовала Екатерина Макарова,

Фото Алексей Суханов, Ольга Рунёва