Тренды, определившие результаты этих выборов, от политического аналитика Александра Кынева.

Об эксперте: Александр Владимирович Кынев, кандидат политических наук, доцент департамента политической науки НИУ ВШЭ, эксперт и координатор проекта мониторинга выборов «Комитета гражданских инициатив».

Переход на смешанную систему выборов.

В этом году на выборах депутатов Госдумы «Единая Россия» одержала победу в 203 округах из 225 (90% от одномандатных округов). Что не сильно отличается от ситуации прошлых лет. В 2015 году на выборах региональных парламентов 13 сентября 2015 года «Единая Россия» выиграла 213 округов из 230 (или 92,6%), а на выборах гордум региональных центров 491 округ из 543 (или 90,92%).Чтобы ситуация была иной, нужна другая система регистрации кандидатов и партсписков.

Что касается результатов на выборах в региональные парламенты по 39 мажоритарным округам (три по пропорциональной и 36 по смешанной системе), то ситуация стала хуже, чем в 2014-2015 годах. «Единая Россия» победила почти в 94% округов (747 из 798 мест). Пермский край на этом фоне выглядит более конкурентным. Здесь этот показатель составил лишь 80%. И есть единственный округ на всю страну, где выборы были сорваны. По пропорциональной системе выборов в региональные парламенты «Единая Россия» победила в 59% округов (569 мест из 965).

Ставка на низкую явку.

Было ясно, что перенос выборов на сентябрь сделан именно для понижения явки. Кроме того, можно было наблюдать договорные кампании и отсутствие интриги, то есть во многих округах выборы носили номинальный характер. Заметна и сознательная поддержка сторонников бойкота выборов, когда записи в социальных сетях совершенно незначимых людей приобретали широкий резонанс, очевидно, с подачи самой власти. На низкой явке сказался и кризис, который помешал привлечь к избирательной кампании профессионалов. Такого объёма низкокачественной предвыборной продукции не было давно. В регионах значительно сократилось количество наружной и медийной рекламы. В итоге нынешняя явка на выборах в Госдуму (47,8%) оказалась ниже уровня 1993 года (54,8%). При этом в 13 субъектах (Республики Башкортостан, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Мордовия, Северная Осетия, Татарстан, Тыва, Чеченская, Кемеровская и Тюменская области, а также Ямало-Ненецкий АО) явка составляла порядка 81%. То есть около 12,8% российских избирателей из этих регионов обеспечили 30,6% голосов за «Единую Россию».

Около 12,8% российских избирателей обеспечили 30,6% голосов за «Единую Россию»

В рамках этой стратегии властям крайне важно было не раздражать население. Однако в определённые моменты разные звенья не выдерживали этой установки. Но когда процесс начинал политизироваться, то власть была готова сделать шаг назад. Например, резко началась кампания против партии «Парнас» и так же резко закончилась.

Игра на низкую явку привела к дискредитации идеи наличия большого количества партий и многопартийности как института.

tabl

«Зачистка» политического поля.

Активно «зачистка» началась с мая 2014 года после изменения порядка регистрации списков партий и их кандидатов на выборах. В условиях посткрымского консенсуса возникла ситуация, когда «системные» партии заранее обсуждали то, кого они выдвигают, а внесистемные были обязаны собирать подписи граждан для выдвижения своих кандидатов. В результате отказ в регистрации носил массовых характер.

Если оценивать качество регистрации кандидатов, собиравших подписи в этом году, то отсев самовыдвиженцев в Госдуму в среднем составил 92% по России. На последних выборах по округам (в 2003 году) отсев был 23% в целом среди кандидатов и 43% среди самовыдвиженцев.

По сравнению с выборами 2012-2013 гг. вырос отсев списков на стадиях заверения и регистрации. В 2012 году этот показатель составлял для партсписков 2,4%, в 2013 году — 8,5%, в 2014 — 20%, в 2015 — 39%, в 2016 — 27,1%. Среди непарламентских партий лучше других преодолели подписной фильтр «Патриоты России» (девять из 12). У «Коммунистов России» из 16 списков зарегистрировано пять, у «Родины» из 14 прошли пять.

Ситуация с отказом в регистрации на выборах в Госдуму партиям без льгот по мажоритарным округам ещё хуже – 77%, по самовыдвиженцам – 63%, в 2015 году 88% и 63% соответственно.

Таблица 1. Мажоритарные округа, Законодательные собрания, 2016 год. Самый высокий итоговой уровень конкуренции в Московской области (10,8 кандидата на мандат), Красноярском крае (8,2 кандидата на один мандат), Свердловской области (7,9), самый низкий — Чукотский АО (2,0), Еврейская АО, Тамбовская и Тюменская области (3,8).

Таблица 1. Мажоритарные округа: Законодательные собрания в 2016 гоу. Самый высокий итоговой уровень конкуренции в Московской области (10,8 кандидата на мандат), Красноярском крае (8,2 кандидата на один мандат), Свердловской области (7,9), самый низкий — Чукотский АО (2,0), Еврейская АО, Тамбовская и Тюменская области
(3,8).

Отсев по мажоритарным округам в 2016 году на выборах в региональные парламенты выглядит следующим образом: партии без льгот — 87%, самовыдвиженцы — 66%. В Пермском крае 100% и 69% соответственно. Кстати, на выборах в Пермскую городскую думу, напротив, по этому же показателю ситуация существенно лучше, чем в целом по стране:  8% и 39% соответственно. Здесь Пермь оказалась лидером по стране. В Госдуму ни один партсписок, поданный после сбора подписей, зарегистрирован не был. Процедуру регистрации прошли только списки партий-льготников. На всю страну было зарегистрировано 23 самовыдвиженца, а до выборов дошли только 19.

Таблица 2. Мажоритарные округа: столицы субъектов в 2016 году. Максимальная конкуренция: Пермь и Калининград (6,4), Петрозаводск (6,2), минимум — Саранск (3,1)

Таблица 2. Мажоритарные округа: столицы субъектов в 2016 году. Максимальная конкуренция: Пермь и Калининград (6,4), Петрозаводск (6,2), минимум — Саранск (3,1).

Для установления режима управляемой партийности хорошо сработал метод  кнута и пряника. А именно увеличение госфинансирования партий (декабрь 2012 года — с 20 до 50 рублей за голос, с января 2015 года — до 110 рублей), получение ими губернаторских постов и мест в Совете Федерации. В результате «системные» партии оказались связаны массой договорённостей с властью.

Ужесточение законодательства в области наблюдения за выборами и того, что заранее были известны участки, где наблюдателей не будет, фальсификации носили целевой характер и проходили только там, где нет свидетелей. Неудивительно, что задокументированных нарушений не так много.

Если по итогам выборов задаться вопросом: влияет ли наличие льготы у партии на результат, то с уверенностью можно ответить, что такой жёсткой связи не прослеживается.

Конкурентный отбор кандидатов был перенесён на период праймериз.

Предварительное голосование «Единой России» показало, что никакая медийная известность не может заменить реальную работу в регионе. И те, кто проиграл на праймериз, относились к «старой гвардии».

По итогам праймериз произошло двойное усиление губернаторов и местных элит. За исключением глав регионов, у которых нет собственной команды. Яркий пример последнего — Пермский край.

IMG_7683

Обнаружился дефицит публичных персонажей. Отсюда участие в праймериз спортсменов, космонавтов, телеведущих, корреспондентов и других узнаваемых лиц, в том числе и бывших оппозиционеров. При этом ставка на низкую явку вынуждала искать и тех, кто способен мобилизовать определённое число избирателей, прежде всего «бюджетников». Отсюда большое число представителей социальной сферы: врачей, учителей и т.п. Их мы сейчас видим и в депутатском корпусе. Примечательно, что другие партии не воспользовались возможностью и не заявили, что тоже хотят провести свои праймериз в тех же помещениях и на тех же условиях, что и «Единая России». В итоге они подарили несколько дополнительных месяцев «Единой России» для агитации.

Агитация

Привлечение избирателя носило персонифицированный характер, вместо явной демонстрации партийной принадлежности.

Широко наблюдалась косвенная агитация за бюджетный счёт. Во многих регионах, где проходили ещё и губернаторские выборы, кроме подобной агитации, фактически не было никакой иной. Наиболее активно шла агитация на выборах депутатов Законодательных собраний, избираемых по смешанной избирательной системе, а также на муниципальных выборах.

Отличительной чертой именно этой кампании стали существенные самоограничения в критике действующей власти и огромное количество затабуированных тем, например, отказ от негатива в адрес президента. В результате возникла массовая неполитическая агитация, основанная на эпатаже и «чернухе».

debatl

Снизилось использование «спойлерских» технологий. Уменьшилось число случаев участия в выборах как партий, явно претендующих на часть базовых для КПРФ и «Справедливой России» групп избирателей, так и партий, имеющих с ними одинаковые названия. Кроме тех регионов, где «старые системные» партии находятся в оппозиции конкретной региональной или местной администрации. Так КПРФ стала явной мишенью «спойлерских» технологий в Мурманске, Нижнем Новгороде, Кирове, Самаре, Твери и Санкт-Петербурге.

Качество новой думы

Можно сказать, что изменился сам принцип отбора кандидатов, теперь нужны избираемые персонажи. Если раньше кандидаты могли пойти на выборы по личному капризу или капризу своего протеже, то сейчас таких случаев всё меньше.

В целом, качество депутатского корпуса, в том числе в региональных парламентах, возросло как по уровню самих кандидатов, так и по их политическому бэкграунду. Например, в Госдуме сформировалась целая фракция бывших мэров крупных городов.

В парламенте нового созыва действительно появились интересные и яркие персонажи.

Но вопрос сейчас в другом. Этот внутренний потенциал может реализоваться только при определённых внешних условиях. Если они останутся достаточно жёсткими, то Дума снова будет голосовать за всё. Но если внешний контур хоть как-то изменится, то ситуация также может поменяться. Не будем забывать, что к моменту распада СССР Верховный Совет на 88% состоял из членов КПСС. Кроме того, сегодня активно обсуждается вопрос об основаниях для лишения депутатских мандатов, что создаёт потенциально конфликтную ситуацию со значительной частью депутатов.

При этом властям придётся решать проблему диссонанса итогов выборов и общественных настроений. Ведь за конституционным большинством «Единой России» нет реальной поддержки. Напомню, 12 регионов обеспечило 30% всех голосов за партию власти. И 54% ЕР — это результат, который смогла наработать исполнительная власть с учётом привлечения всех своих ресурсов. При этом снизилось качество такой поддержки. В значительной степени это виртуальные голоса на фоне неучастия и молчания. Но оппозиция также не опирается на реальную силу.

Главный тренд этих лет — метод кнута и пряника был задействован ради того, чтобы лишить думскую оппозицию способности мобилизовать реальные силы. Чтобы у недовольных граждан не было мысли о том, что они могут пойти и проголосовать не за «Единую Россию» и тем самым что-то изменить.

И ещё один важный момент: явку, заваленную на этих выборах, придётся поднимать к выборам президента, а повысить явку значительно сложнее, чем понизить её.