img_1636Художественный руководитель Пермского театра кукол Александр Янушкевич показал застенки подведомственного учреждения, а по пути рассказал о людях и куклах.

Театр кукол, как и любой другой театр, является моделью мира, площадкой для построения законов бытия, человеческого сосуществования, морали, нравственных ценностей. Это опора в понимании мира, особенно для детей. Театр кукол — это необходимый для развития человека пласт культуры. В отличие от других видов театра, мы работаем с определённой вещью, материальным объектом, который нагружается особым сакральным смыслом. Это, как в культе, некий знак, который имеет символическое значение. У куклы всегда есть «встроенная» метафора.

Тенденция современного театра кукол — не только спектакли для детей. «Взросление» кукол не есть новое изобретение, а забытая традиция. Ведь таковым он и был изначально. Поэтому я предложил концепцию развития театра кукол как театра для всей семьи. Когда днём можно прийти с детьми, а вечером посетить спектакль для взрослых.

По примете никто не дол­ жен видеть голову куклы до премьеры. Мы нарушили традицию, заглянув в мастерские

По примете никто не дол­жен видеть голову куклы до премьеры. Мы нарушили традицию, заглянув в мастерские

Важен вопрос установления связи актёра с куклой. В театре кукол автором в большей степени выступает именно кукольник. Он находится над всей ситуацией, над объектом, над зрителем, потому что знает то, что ещё не знает зритель. Его задачей является перенос человеческого языка на язык вещей. В кукольнике, как и в любом актёре, должно быть что-то детское. Невозможно заниматься этой профессией с кислой миной или делать вид, что ты всё знаешь. Должно быть живое отношение к миру, определённое ребячество.

Кукольники — это штучная профессия, мы все друг друга знаем

Кукольники — это штучная профессия, мы все друг друга знаем, следим за новостями, премьерами, поэтому у нас очень крепкая цеховая солидарность.

После спек­ такля куклы не умирают, а ложатся спать. Слад­ ких снов свите Короля Лира.

После спек­такля куклы не умирают, а ложатся спать. Слад­ких снов свите Короля Лира

Лично меня эта профессия привлекла тем, что театр кукол представляет собой синтез искусств. Здесь есть элементы актёрского мастерства, анимации, музыки, живописи, скульптуры и т.д. В каждом отдельном спектакле этот синтез складывается по-разному.

Если говорить о самих куклах, то существует множество их видов. Например, куклы-петрушки — они ближе всего к руке кукольника и являются наиболее «живыми» и «дурашливыми». Марионетки — размеренные и неторопливые. Тростевые куклы в классическом понимании — благородные и драматичные. Теневые куклы, самые загадочные, порой в них есть даже что-то инфернальное. Но эта характеристика очень относительна, потому как каждая кукла способна поломать все штампы и преподнести сюрприз.

Для работы с куклами автору порой приходится работать в «чёрном кабинете», хранится он в закулисье.

Для работы с куклами автору порой приходится работать в «чёрном кабинете», хранится он в закулисье.

Если говорить о любимых пространствах театра, то я люблю сцену в репетиционный период, когда на ней что-то рождается и начинает складываться в определённую систему. Очень люблю бутафорские мастерские. Там сосредоточение метафор — собирают голову из двух половин, вырезают глаза, вставляют рот.

В театре кукол примечательно наблюдать за тем, как в течение времени актёр стареет, а кукла нет

Кукла умирает тогда, когда она перестаёт двигаться, а также когда её повесили на крючок в хранилище после спектакля. Хотя кукольники говорят, что она просто спит. Примечательно в театре кукол наблюдать за тем, как в течение времени актёр стареет, а кукла нет. В этом есть определённая магия.