Нашему университету уже исполнилось сто лет, а на пороге — вековой юбилей газеты «Звезда». По моему глубокому убеждению, эти две даты крепко внутренне связаны в духовной истории Перми и пермского общества. К сожалению, я не культуролог и не могу говорить об этой глубинной связи, опираясь на понятийный аппарат этой затейливой гуманитарной науки. В общем, скажу своими словами.

Газета «Звезда» — уникальное явление в мире российских СМИ: 99 лет системного выхода в свет, независимо от исторических эпох и катаклизмов. Читатели «Звезды» — это пять поколений пермяков, огромный во времени социум, который нуждался и нуждается в «Звёздочке».

Удивительное дело! Новостийный блок «Звезды» опаздывает по времени в сравнении с интернет-изданиями. Но даже новости в этой газете воспринимаются читателем истиной, не принимаются вскользь, «к сведенью». «Звезда» — это журналистика не просто факта, а мнения. И это мнение аргументированно, основано на знании тем, и высказывают его в «Звезде» интеллигентные люди в самом лучшем российском смысле этого понятия.

Думаю, что уникальность газеты в том, что изначально созданная рабоче-крестьянская газета, поставленная в очень жёсткие идеологические, классовые условия, «Звезда» поразительно быстро, уже на первом этапе своей истории, стала газетой народной. И совсем не в большевистской риторике этого термина: в пермском социуме жил и развивался Пермский государственный университет, а это не могло не влиять на качество читательской аудитории. Газета формировала общественное мнение, но создавалась и обратная связь.

В Перми развивалось высшее образование, и удельная масса интеллигенции в нашем городе была, безусловно, выше, чем практически во всех провинциальных центрах страны. И «Звезда» была, как говорится, обречена стать высококлассной газетой: перед глазами пермских журналистов стоял университетский филологический факультет. А в итоге у нас сформировался замечательный газетный язык. И если кто-то усомнится в том, что в пермской журналистике уже в 1960 годах укоренился язык более яркий и правильный, чем в иных региональных газетах, пусть даст себе труд перелистать подшивки «Звезды» и параллельно — газеты соседних областей. И вы увидите разницу: множество авторских материалов звездинских авторов — это не просто очень хорошая российская журналистика, часто это уже литература.

…Очерки Сергея Журавлёва об учёных ПГУ; поразительные по глубине анализа очерки Людмилы Каргопольцевой о нашей культуре; динамичные, яркие индустриальные репортажи Павла Агапова… А материалы Сергея Трушникова о проблемах сельского хозяйства системно порождали во мне глубокий комплекс неполноценности: ну что же это такое?! Казалось бы, журналист пишет о какой-то косовице в колхозе «Россия» Карагайского района, а на самом деле это изумительное психологическое эссе о действительно удивительных людях, которые создают хребет этой страны…

Журналистская традиция «Звезды» — это объединение филологической школы ПГУ, журфаков МГУ, ЛГУ и УрГУ. Да, это журналистика мнений, потому что это журналистика личностей. Редакция «Звезды» всегда была коллективом интеллигентных людей, и это дополнительно объясняет долгую, через десятилетия, дружбу и сотрудничество пермских научных центров и творческих коллективов — театров, творческих союзов с газетой.

Наверное, надо вспомнить о том, что понятие «интеллигенция» — сугубо российское явление. В Британской энциклопедии рядом с этим словом в скобках значится: «русская». Поскольку я не культуролог, то не знаю, почему это так. Но как историк уверена, что нередкие наши разрывы времён чинить умеет только наша интеллигенция с её настоящей, а не высосанной из пальца лубочной духовностью.

По розе ветров российских перемен обшивку срывают прежде всего с нашей интеллигенции. В дымке прошедшего столетия давно исчез «корабль философов», и казалось, что мы никогда не узнаем ильинский тезис «сопротивления злу силой», и какой там Ильин! — и Бердяева не узнаем. Большевистские СМИ, казалось, сокрушат все прежние заповеди, но в Перми в областной газете занял место редактора человек, который в итоге написал «Голубую чашку» — одну из самых талантливых и светлых российских повестей о любви, причём вне российского тренда — счастливой любви! И связь времён восстановилась.

По исторической сути звездинцы решили, что они-то точно не разбивали голубой чашки, и их любовь к нашему краю, к людям, живущим здесь, стала победной: народ ответил газете взаимностью.

Мало ли какие были катаклизмы и кризисы в течение 99 лет, но реальная гибель грозила «Звезде» только однажды, в конце августа 1991 года, когда группа авантюристов с пожарным огнём в глазах решила закрыть «Звезду». Эта интрига была пресечена силами людей, которые долгие годы были преданы газете. Но это другая тема; может быть, я о ней когда-нибудь расскажу.

…Люди выстаивают многокилометровые очереди на выставки великих художников; вышла антология русских новелл XIX века, и мне по блату обещали эту книжку. Можно передохнуть: всё становится на свои места, и тираж «Звезды» снова растёт. А это очень хорошая проверенная пермская примета.