15401064_1137415356353843_7057833067216892919_nДиректор Центра избирательных технологий Людмила Ознобишина подвела итоги выборного цикла за пять лет и оценила электоральные предпочтения пермяков

После того как официальные итоги выборов подведены, распределены мандаты, завершились назначения на руководящие посты в Законодательном собрании и гордуме, пришло время провести анализ изменения электоральной ситуации в Пермском крае за пять лет. Главным итогом прошедшего пятилетнего выборного цикла, на мой взгляд, стало закрепление за регионом статуса «политической болотной аномалии».

Совмещение избирательных кампаний трёх уровней на значительной части территории края, наличие политической конкуренции никоим образом не сподвигло подавляющее число избирателей принять участие в выборах.

Причина этого — разочарование в процедуре выборов, в политических институтах и акторах, скрытый протест, выразившийся в большой доле испорченных бюллетеней и «голосовании ногами». К слову, на этот диагноз «политической болотной аномалии» повлияли и качество проведения кампаний кандидатов-одномандатников и, конечно, кулуарный характер пермской политики. Также в ряду причин можно указать и отсутствие мобилизационных действий штабов кандидатов, да и сам процесс организации выборов.

Низкая явка

По показателям явки наш регион занимает 5-е место с конца из 85 регионов РФ, входит в группу самых политически неактивных (наряду с Новосибирской, Иркутской и Томской областями, Санкт-Петербургом). В голосовании 18 сентября приняли участие чуть более 35% избирателей Пермского края (33,8% в Перми). Напомню — в среднем по России явка составила почти 48%. Сравним с 2011 годом: снижение явки на 12% — федеральная тенденция, и здесь мы в тренде — у нас снижение произошло чуть больше, чем на 13%.

Отмечу, что пять лет назад, в 2011 году, Пермский край занимал предпоследнее 82-е место по явке избирателей. На мой взгляд, это действительно интересный феномен, заслуживающий дополнительного изучения.

Безусловно, единый день голосования внёс свою лепту в «сушку» явки, но вместе с тем в Пермском крае было совмещение, «наслоение» выборных кампаний, кроме того, была конкурентная борьба, по крайней мере на уровне партий. В связи с этим на повестке дня следующий вопрос: почему в нашем регионе на протяжении долгого времени уровень политической активности столь низкий?

Такой уровень явки — очень тревожный сигнал, если вспомнить, что впереди выборы губернатора, которые, как правило, больше напоминают референдум о доверии, чем избирательный процесс. Низкая явка влияет на легитимность процедуры и легитимность избранного главы региона. Сейчас же всё говорит только о том, что явка на будущих выборах 2017 года может не превысить 25%.

Можно отметить следующие факторы, повлиявшие на явку избирателей 18 сентября 2016 года: 1) малая доля территорий края, где проживает национальный электорат (наиболее высокая явка наблюдалась в округах, расположенных на юге края); 2) малая доля округов, где штабы сумели мобилизовать свой электорат; 3) большая доля округов с отсутствием конкуренции и низкой эффективностью мобилизационной работы штабов.

img_1777

Самая минимальная явка была зарегистрирована в Березниках (округа №14 и 15 с явкой 24,57 и 24,09% соответственно).

Территории с низкими показателями явки ярко контрастируют с островками политической активности, естественной или искусственно созданной. Это национальные территории, территории деятельности и политического присутствия компании «Лукойл», сельские территории с местным жёстким административным ресурсом и возможностью администрировать процесс голосования. Здесь в качестве примера можно привести Большесосновский (явка — 42,91%) и Соликамский районы (явка — 46,93%).

С другой стороны, здесь можно отметить и те промышленные структуры, которые, несмотря на возможности, крайне слабо мобилизовали свой электорат — «Уралкалий», «Мотовилихинские заводы», «Пермские моторы», «Метафракс».

В целом «договорной» характер большинства кампаний, отсутствие реальной конкуренции на выборах оказали крайне негативное воздействие на политическую обстановку в крае. Репутацию «политического болота» корректируют лишь избиратели центрального района Перми — Ленинского, где на выборы пришли более 40% от числа избирателей.

Это означает, что, в сущности, пермяки потенциально не потеряли интерес к выборам. К политическому заболачиванию приводит искусственная сушка явки, отсутствие конкуренции, невысокий уровень организации выборов, совмещение кампаний разного уровня. Это крайне тревожная ситуация, разрешение которой должно стать для краевых властей задачей номер один.

Высокая доля испорченных бюллетеней

По доле испорченных (недействительных) бюллетеней Пермский край также находится в «лидерах» и занимает второе место по России после Чукотского автономного округа. В целом по краю на выборах в Госдуму было испорчено 4,21% бюллетеней; по стране это число составляет 1,87%.

На выборах депутатов Законодательного собрания этот показатель оказался почти в два раза больше — 7,02%.

Можно отметить комплекс причин, повлиявших на высокую долю испорченных бюллетеней. Особенно тревожной доля испорченных бюллетеней выглядит по округам ЗС, где был явно договорной характер выборов, отсутствовала конкуренция или имело место низкое качество ведения кампании. Все эти факторы не оставили пришедшим на участки избирателям выбора, в результате чего многие из них направили свой голос «в никуда». Что важно — доля таких избирателей очень высока, особенно если соотнести её с показателями явки.

Рекордсменами по числу испорченных бюллетеней в Пермском крае стали три округа: №11 (часть Свердловского района Перми) — 12,75%. Три кандидата, кампания без конкуренции. Самая низкая явка среди округов города Перми: №9 (часть Мотовилихинского района) — 12,19% при явке 34,74%. Два кандидата, кампания без конкуренции; №17 (часть Горнозаводского района, Чусовской район) — 10,51%. Кампания конкурентная и явно протестная с двадцатипроцентным голосованием за ЛДПР.

img_1885

Показатели протеста (в виде испорченных бюллетеней) совпадают с местом жительства и с настроем избирателей. Порча бюллетеней — это осознанное поведение горожан и избирателей, которые остались без выбора своего депутата Законодательного собрания. Косвенно это подтверждается числом испорченных бюллетеней в округах Пермской городской думы. Рекордсменом здесь можно считать округ №17, где победил А. Филиппов. Доля испорченных бюллетеней здесь составила 15,68%. (Напомним, что незадолго до выборов оппонент Филиппова был снят с предвыборной гонки.)

Искусственное снижение конкуренции также повлияло на долю испорченных бюллетеней. И то, что эта доля на выборах в Государственную думу ниже, чем на выборах в ЗС, доказывает всю осознанность такого электорального поведения. Для избранных в условиях низкой явки и высокой доли недействительных бюллетеней депутатов вопрос легитимности их деятельности, уровень реальной народной поддержки должен стать не просто информацией для размышления, а фактором в расставлении приоритетов в депутатской работе.

Невысокие рейтинги «Единой России»

Партийный результат в Пермском крае можно расценивать как скромный. В целом по краю единороссы набрали 43,8%, по выборам в Государственную думу результат чуть скромнее — 42,7%.

Пермский край по рейтингу партии власти с 2011-го года переместился с 64-го места на 56-е, эти восемь позиций удалось отыграть благодаря тем 6%, на которые партия улучшила свой рейтинг в регионе.

Нефтяные, калийные, сельские и округа Коми-Пермяцкого округа обеспечили лидерам региональных групп прохождение в ЗС по партспискам. В группу поддержки ЕР добавились городские округа. Перспектива получения мандата от Перми уже стала реальностью.

Партии можно рекомендовать больше внимания уделять болевым точкам, которые обеспечивают падение рейтинга за счёт сложной социально-экономической ситуации (Чусовой, КУБ, Краснокамск, Кунгур), заблаговременно точечно корректировать кадровый состав кандидатов (округ №12) и, конечно, усиливать работу в Перми, где деятельность депутатов городской думы строится опять же на личном позиционировании, а не на продвижении партийного бренда.

КПРФ: кадры решили почти всё

Несмотря на небольшое превышение рейтинга партии на голосовании в Госдуму и ЗС над федеральным результатом (в Госдуму КПРФ в крае набрала 14,24% голосов, в ЗС — 17,8%), пермские коммунисты на пять позиций ухудшили свои позиции среди всех регионов и снизились с 36-го на 41-е место. В Государственную думу от края от КПРФ впервые за долгое время никто не прошёл.

В Пермском крае коммунисты вели агрессивную фоновую кампанию в надежде, что она поможет им повторить успех 2011 года. Но чуда не произошло. Да, 17,8% — выдающийся результат по сравнению с затратами на кампании других оппозиционных партий, но рейтинги КПРФ и распределение электоральной поддержки по территории диагностируют, что фоновая кампания имеет успех только в комплексе с кампанией в округах.

В условиях жёсткой межпартийной конкуренции партия КПРФ удержала позиции, но потеряла городской электорат Перми. Критика власти, исходящая монопольно от коммунистов хорошо воспринималась и давала эффект. В ситуации же, когда все критикуют краевые власти, идеология протеста оказывается электорально размытой, она ударяет по правящей партии, но не приносит должного эффекта критикующим. И, конечно, свою роль сыграл слабый кадровый состав. Кадровый состав КПРФ, влияющий на конкуренцию, на возможность реального, а не технического участия в выборах, сыграл свою роль в «болотизации» политической ситуации в крае.

ЛДПР: надежды юношей питают

Заявленным планам взять в Перми 18%, а в крае 20% голосов не суждено было сбыться. Хотя партия закрепила 16–17% пятилетней давности, но так и не смогла преодолеть этот рубеж, несмотря на затратную кампанию со своеобразным креативом. По Перми эти цифры снизились до 13,8%.

Но самой обидной для либерал-демократов стала потеря позиций Пермского края среди других регионов. В 2011 году партия в крае показала 10-й результат по стране, получила депутатский мандат в Госдуме. В 2016-м позиции региона в рейтинге жириновцев достигли 39-го места. Хотя почти в сорока регионах партия вырвала второе место у коммунистов, а в 69 улучшила свои позиции, федеральные успехи в Пермском крае оказались очень и очень скромными.

Основных тенденций по результатам ЛДПР две: концентрация округов — лидеров рейтинга списка ЛДПР на востоке края; потеря Перми как электоральной базы, слабая мобилизация городского электората.

СР: настоящих буйных мало

Несмотря на яркую и запоминающуюся кампанию, справедливороссам не удалось повторить результат 2011 года. 9% голосов — результат «Справедливой России» на выборах в Госдуму в Пермском крае. Это 18-й результат среди всех регионов РФ. В 2011 году пермская СР занимала 23-е место. Но, по всеобщему признанию, на федеральном уровне партия потерпела поражение. Причина — отсутствие качественной и яркой федеральной кампании, которую «разбили» на множество региональных. В «рассказах правды» эсеры не были уникальны, а лишь периодически солировали «в хоре» с КПРФ, ЛДПР и «Партией Роста».

Налицо проблема лидеров партии краевого уровня и отсутствие хотя бы минимальной кампании по мобилизации электората.

Общие выводы

  1. Низкая явка как устоявшееся явление подтверждает репутацию региона — «политической болотной аномалии». По мнению избирателя, «голосование ногами» — самый эффективный способ волеизъявления.
  2. Высокая доля испорченных бюллетеней демонстрирует отношение к выборам значительной части избирателей.
  3. Партийная конкуренция не способна мобилизовать избирателя, его мобилизуют личности (штабы) или предприятия, а как они справились с задачей — видно по результатам.
  4. Протестная повестка, которую декларировали большинство партий, сушила явку и не решила проблему «заболачивания» пассивного электорального пространства.
  5. Реальная конкуренция личностей — единственное, что может заставить избирателей принимать участие в выборах. Однако практически повсеместно наблюдаются кадровый кризис в политике, дефицит новых лиц, идей.
  6. Наслоение выборов негативно сказалось на процессе голосования и стало ещё одним фактором, приведшим к низкой явке. Сюда же можно добавить и договорной характер одномандатных кампаний.
  7. К главным региональным выборам край подходит в не самой хорошей политической форме, когда большая часть избирателей давно игнорирует выборы как институт, не видя в нем механизма, способного изменить их жизнь в лучшую сторону. Нахождение фигуры, которая сможет поменять ситуацию: сделать её не «регулируемой сверху» (при бывшем губернаторе) или «регулируемой внутриэлитно» (при нынешнем губернаторе), а вовлечь избирателей в процесс управления регионом — ключевая и стратегическая задача властей.