Дмитрий Скриванов: «Борьба за деньги на приоритетные проекты уже началась»

Госдума приняла бюджет в третьем чтении. Большое влияние на главный финансовый документ страны уже между чтениями оказало послание президента Федеральному Собранию. Оно, пожалуй, впервые почти целиком было посвящено проблеме экономического роста.

Этому предшествовало выступление Владимира Путина на Санкт-Петербургском экономическом форуме, на котором он объявил о переходе на проектный принцип управления. Вскоре были утверждены 11 основных направлений стратегического развития страны. Их реализация начнётся уже в начале следующего года. Депутат Госдумы от Пермского края Дмитрий Скриванов рассказал «ПТ» о смысле приоритетных проектов и конкуренции между регионами за средства федерального бюджета.

dsc2011

Дмитрий Станиславович, из того, что пишут федеральные СМИ, понятно, что коренным образом поменялся подход к управлению финансами. Но такое ощущение, что ни на бюджете Пермского края, ни на нашей жизни это никак не отразилось. Вот есть приоритетные проекты — «ЖКХ и городская среда», «Образование», «Улучшение ситуации в моногородах». В чем их смысл?

— С точки зрения региональных бюджетов приоритетные проекты — это прежде всего деньги. Только в 2017 году на их реализацию в федеральном бюджете запланировано 178,8 млрд руб. С точки зрения жителей, это о том, что государство всерьёз занялось созданием комфортных для жизни и работы условий. Есть понимание, что это важнейшее условие для экономического роста и что на это необходимо выделять деньги. Но для того, чтобы хоть какая-то часть этой суммы перепала и Пермскому краю, нужно приложить усилия.

Но ведь деньги на эти направления и раньше выделялись. Что изменилось?

— Большинство госпрограмм у нас недофинансированы, но это общая для всех регионов история. Изменились правила, по которым выделяются деньги, и требования к их освоению. Теперь регионы, чтобы их получить, должны подготовить собственные проекты, соответствующие определённым требованиям. Паспорт последнего приоритетного проекта правительство утвердило буквально в конце прошлой недели. Но главам регионов президентский Совет по стратегическому развитию рекомендовал создать свои проектные офисы — по примеру федерального — ещё 10 октября. А в паспортах очень жёстко прописаны сроки, чтобы проекты не заволокитили. То есть уже сейчас вовсю должна идти работа по созданию региональных проектов, по подготовке нормативной базы.

Кроме того, будут вводиться требования к руководителям проектов — их должны возглавлять люди с соответствующей квалификацией, то есть не обязательно высокопоставленные чиновники. И за реализацией проектов в регионах будут следить централизованно… Но если мы всю эту работу свалим на чиновников, результат опять будет нулевой.

Так они же исполнительная власть, им и исполнять.

— Исполнительная власть не сама по себе и живёт не в безвоздушном пространстве. Есть ответственность партий, есть ответственность депутатов. В Челябинске, например, «Единая Россия» в каждом районе города ответственными за проекты по благоустройству назначила городских депутатов. У нас депутаты Законодательного собрания, я уверен, должны активно включиться в разработку новой Стратегии СЭР. И более того, депутаты Заксобрания, гордум, земских собраний, Государственной думы должны принять участие в создании и работе проектного офиса. Причём люди и из правительства, и из представительных органов в него должны входить не по критерию статуса, а по критерию компетенций. И, самое важное, проектный офис должен наладить работу с общественностью, чтобы эти проекты не стали причиной очередных конфликтов.

Пример успеха у нас уже есть: удалось «застолбить» больше 400 млн руб. по приоритетному проекту «Формирование комфортной городской среды». Это делалось в тесном взаимодействии с депутатами Госдумы, и это доказывает, что это рабочая конструкция.

Но на реализацию приоритетных проектов нужны деньги. В условиях глубоко дефицитного бюджета найти их не так просто.

— Деньги при желании найти можно. Фракция «Единая Россия» очень серьёзно перекроила федеральный бюджет между первым и вторым чтениями. Только в рамках повышения эффективности расходов удалось перераспределить триллион рублей, по принципу «копейка рубль бережёт».

Учитывали не только финансирование приоритетных проектов, но и то, о чём говорил в своём послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин. Например, на 33,6 млрд руб. увеличили статью расходов на поддержку сельского хозяйства. Благодаря продуктовому эмбарго эта отрасль у нас сейчас бурно развивается, и ей жизненно необходимы доступные кредиты, поэтому на пять миллиардов увеличили уставный капитал «Россельхозбанка». На 30,5 млрд увеличили расходы на формирование комфортной городской среды, жилищное строительство, обустройство мест массового отдыха. И так далее.

Деньги, которые мы заводим под приоритетные проекты, подразумевают привлечение средств федерального бюджета на условиях софинансирования. Поэтому деньги надо найти, и, более того, они есть. Просто эти расходные статьи надо правильно «упаковать». Это надо делать, это выгодно Пермскому краю.

В чем выгода?

— Я для примера возьму проект «Безопасные и качественные дороги». Дорожный фонд Пермского края — примерно 7,5 млрд руб. в год. Это, в принципе, не плохо, но на сегодняшний день ремонт и капремонт дорог в крае финансируется только на 10% от существующей потребности. У нас в ремонте нуждается более 700 км дорог, только на ремонт (без строительства) требуется почти 23 млрд руб. При этом мы в 2017 году расходы по госпрограмме «Развитие транспортной системы» вынуждены сокращать. Лишние нам будут федеральные деньги? Ответ очевиден. А у нас сейчас только один объект финансируется из федерального бюджета — реконструкция трассы Пермь — Екатеринбург.

Бюджет приоритетного проекта «Безопасные и качественные дороги» — это 30 миллиардов ежегодно. Теоретически мы можем наш дорожный фонд увеличить вдвое. Почему теоретически? Потому что помимо Пермского края у нас ещё 85 регионов, и всем эти деньги нужны. И борьба за них уже началась.

И вот тут мы подходим к тому, что расходы на дороги в краевом бюджете надо правильно «упаковать»…

— Совершенно верно. Во-первых, зашить проект в Дорожный фонд, каждый рубль в нём должен соответствовать условиям проекта. Паспорт проекта должен стать настольной книгой ответственного чиновника. А в нём написано, что регионы должны заключить соглашения о предоставлении межбюджетных трансфертов для оказания поддержки реализации государственных программ до 10 февраля 2017 года и предоставить Минтрансу России планы выполнения соответствующих работ, чтобы уже в марте получить деньги и выходить на торги. Времени в обрез, но оно есть. Именно поэтому я говорю, что сейчас необходимо объединить усилия чиновников и депутатского корпуса, напрячься и работать-работать-работать.